Информация

Статья 1195. Личный закон физического лица

Комментарий к статье Комментарии

1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет.

2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.

3. Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право.

4. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.

5. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства.

6. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище.

Информация

Комментарий к ст. 1195 ГК РФ

1. Статья 1195 представляет собой новеллу - ранее ни советское, ни российское законодательство подобных норм не содержало. Общее правило о личном законе освобождает от необходимости предусматривать в последующих статьях ГК, относящихся к личному статусу физических лиц, коллизионные привязки отдельно для российских граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства, - достаточно того, что в этих статьях указано на применение личного закона, понятие которого раскрывается в ст. 1195. Таким образом, комментируемая статья рассчитана на случаи, когда в коллизионных нормах ГК или других актах гражданского законодательства содержатся отсылки к личному закону физического лица.

По личному закону физического лица решаются коллизионные вопросы его правоспособности (ст. 1196 ГК), дееспособности (ст. 1197 ГК), права на имя (ст. 1198 ГК), опеки и попечительства (ст. 1199 ГК), признания лица безвестно отсутствующим и объявления его умершим (ст. 1200 ГК).

В странах континентальной Европы личным законом физического лица является либо закон гражданства, либо - в странах общего права - закон домицилия. Например, Гражданский кодекс Испании (ст. 9) предусматривает, что применительно к физическим лицам личным является закон, определяемый их гражданством. Аналогичные нормы содержат, в частности, законы о международном частном праве Австрии (п. 1 § 9), Лихтенштейна (п. 1 ст. 10), Италии (ст. 20), Румынии (ст. 12), Болгарии (п. 1 ст. 48). В отличие от этих законодательных актов Закон о международном частном праве Бельгии от 16 июля 2004 г. не содержит термина "личный закон" (ст. 3). Некоторые страны континентального права, в которых ранее использовалась коллизионная привязка - право страны гражданства, перешли к применению другой коллизионной привязки - праву страны места жительства. Например, согласно ст. 35 Закона о международном частном праве Швейцарии гражданская дееспособность лица определяется по праву места жительства.

Пункт 1 ст. 1204 Модели ГК для стран СНГ предусматривает, что личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой оно имеет. Эта норма была воплощена в новых гражданских кодексах, принятых в ряде стран СНГ, в частности в ст. 1262 Гражданского кодекса Армении, ст. 1103 Гражданского кодекса Белоруссии, ст. 1094 Гражданского кодекса Казахстана, а также в ст. 16 Закона Украины от 23 июня 2005 г. "О международном частном праве".

Как отмечается в российской юридической литературе, "в последнее время, однако, усиливается взаимное проникновение этих принципов, приводящее к "смешанной системе" личного закона".

Минская конвенция 1993 г. устанавливает, что дееспособность физического лица определяется по праву страны гражданства (ст. 23). Аналогичные нормы закреплены в двусторонних договорах о правовой помощи, например ст. 19 договора с Польшей, ст. 24 договора с Румынией, ст. 17 договора с Болгарией.

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит двустороннюю коллизионную норму, согласно которой личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой оно имеет. Под физическим лицом п. 1 понимает российских граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства. Гражданство определяется на основании Закона о гражданстве, согласно которому (ст. 3) иностранный гражданин - это лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее гражданство (подданство) иностранного государства. Доказательством гражданства иностранного государства служит паспорт, выданный компетентными органами зарубежного государства. Лицо без гражданства - это лицо, не являющееся российским гражданином и не имеющее доказательства наличия гражданства иностранного государства.

До принятия части третьей ГК дееспособность лица определялась по праву страны, гражданином которой лицо являлось (п. 2 ст. 160 ОГЗ 1991 г.). Коллизионная привязка - закон страны гражданства - закреплена также в ст. 156 СК.

3. Пункт 2 посвящен регулированию двойного гражданства, т.е. случаям, когда лицо наряду с российским обладает гражданством иностранного государства. На основании ч. 1 ст. 62 Конституции РФ российский гражданин может иметь гражданство иностранного государства в силу федерального закона или международного договора. Упомянутый Закон о гражданстве (ст. 6) предусматривает, что российский гражданин, имеющий также иное гражданство, рассматривается Российской Федерацией только как российский гражданин, за исключением случаев, установленных международным договором Российской Федерации или федеральным законом. Приобретение иного гражданства не влечет прекращения гражданства Российской Федерации.

Россия имеет международный договор с Таджикистаном, который предусматривает право граждан государств-участников иметь одновременно гражданство обоих государств.

Признание двойного гражданства лишь в ограниченных случаях, установленных законом, означает, что за российским гражданином не признается принадлежность к гражданству другого государства. Поэтому при установлении его личного закона определяющим является российское право. Иными словами, из п. 2 следует, что если российский гражданин имеет также гражданство какого-либо другого государства, например Франции, Израиля, его личным законом всегда будет российское право.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25 сентября 2008 г. N Ф08-5748/2008 отмечается, что Закон о гражданстве допускает наличие у российского гражданина гражданства другого государства и предусматривает, что приобретение российским гражданином иного гражданства не влечет за собой прекращения гражданства России. Однако если иное прямо не вытекает из международного договора России или федерального закона, российский гражданин, обладающий также иностранным гражданством, рассматривается Российской Федерацией только как гражданин России. Это означает, что отношения такого гражданина с Российским государством определяются исключительно законодательством Российской Федерацией, а наличие у него иностранного гражданства не принимается во внимание. При этом в силу п. 2 ст. 1195, если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право.

Сходную норму содержит Указ Венгрии о международном частном праве (п. 2 § 11), согласно которому, если какое-либо лицо имеет гражданство нескольких государств и одно из них венгерское, его личным законом является венгерское право. Аналогичные нормы включены в Вводный закон к Германскому гражданскому уложению (ст. 5), в законы о международном частном праве Австрии (п. 1 § 9), Италии (ст. 19), Лихтенштейна (ст. 10), Польши (§ 1 ст. 2), Румынии (ст. 12), Турции (ст. 4), в Кодекс о международном частном праве Туниса (ст. 39).

Модель ГК для стран СНГ не предусматривает подобной нормы. В недавно принятые гражданские кодексы таких стран СНГ, как Армения, Белоруссия, Казахстан, вышеприведенная норма также не включена. Не устанавливают ее и международные договоры о правовой помощи. Лишь Закон Украины о международном частном праве (п. 2 ст. 16) содержит двустороннюю коллизионную норму, согласно которой, если физическое лицо является гражданином двух или более государств, его личным законом считается право того из государств, с которым лицо имеет наиболее тесную связь, в частности, имеет место жительства или занимается основной деятельностью. Такого же подхода придерживается болгарский Закон о международном частном праве: п. 3 ст. 48 этого Закона предусматривает, что личным законом лица, которое является гражданином двух или нескольких иностранных государств, является право государства, в котором находится его постоянное место жительства. Если лицо не имеет постоянного места жительства ни в одном из государств, к нему применяется право государства, с которым у него имеется наиболее тесная связь.

4. Правило п. 3 комментируемой статьи представляет собой одностороннюю коллизионную норму. Являясь новеллой в российском праве, оно отражает стремление увязать (в вопросах личного статуса) основной принцип гражданства с территориальным. Из п. 3 вытекает, что правоспособность, дееспособность, способность стать опекуном и другие вопросы личного статуса иностранных граждан, которые имеют место жительства в России, будут определяться по российскому праву.

Статья 20 ГК устанавливает, что местом жительства лица признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В соответствии со ст. 2 ГК правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, если иное не предусмотрено федеральным законом. Поэтому норма п. 3 комментируемой статьи распространяется на иностранных граждан, которые постоянно или преимущественно проживают на территории России.

Статья 20 ГК называет оба признака (постоянное и преимущественное место жительства) альтернативно. Однако признак преимущественного проживания должен, по нашему мнению, использоваться лишь при отсутствии первого признака: места постоянного жительства. Поэтому в случае, когда американский гражданин, имеющий постоянное место жительства в Швейцарии, приезжает на стажировку в Россию, не следует исходить из того, что он имеет в России место преимущественного жительства. Доказательством постоянного или преимущественного проживания иностранного гражданина на территории России являются наличие у него разрешения на временное проживание или вид на жительство. Согласно Закону о правовом положении иностранных граждан (ст. ст. 6, 8) срок действия разрешения на временное проживание составляет три года. Вид на жительство выдается иностранному гражданину на пять лет. По окончании этого срока срок действия вида на жительство может быть продлен еще на пять лет (и так - неограниченное количество раз). Разрешение на временное проживание и вид на жительство выдаются территориальным органом Федеральной миграционной службы. Таким образом, личным статутом иностранного гражданина, имеющего вид на жительство в России, будет российское право. Если у иностранного гражданина нет места постоянного жительства и он имеет разрешение на временное проживание на территории России, местом его преимущественного жительства является Российская Федерация.

Норму, в принципе сходную с п. 3, содержит Гражданский кодекс канадской провинции Квебек, ст. 3083 которого устанавливает, что статус и дееспособность физического лица регулируются правом его домицилия.

Заключенные Россией двусторонние договоры с Киргизией (ст. 10), Туркменией (ст. 11), Казахстаном (ст. 9) о регулировании правового статуса граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства-участника, устанавливают, что правоспособность и дееспособность таких лиц определяются законодательством страны их проживания. Коллизионные нормы, закрепленные в этих международных договорах, имеют приоритет перед нормами международных договоров о правовой помощи. Это означает, что правоспособность казахских граждан, постоянно проживающих в России, будет определяться по российскому, а правоспособность российских граждан, постоянно проживающих в Казахстане, - по казахскому праву.

5. Пункт 4 закрепляет новую двустороннюю коллизионную норму, ранее не известную российскому законодательству: при наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств его личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Как и в п. 3, под ним понимается постоянное или преимущественное место жительства. Например, если гражданин Швейцарии имеет также гражданство Германии и постоянно проживает на территории последней, его личным законом будет право Германии.

Несколько иначе, чем п. 4, решает данный вопрос СК (ст. 156), где установлено: если лицо имеет гражданство нескольких государств, то условия заключения брака для него определяются по его выбору согласно праву одного из этих государств.

Нормы, соответствующие п. 4, содержат Указ Венгрии о международном частном праве (п. 3 § 11), Закон Румынии о международном частном праве (ст. 12), Кодекс международного частного права Болгарии (п. 3 ст. 48). Например, согласно Указу Венгрии (п. 3 § 11) личным законом лиц, имеющих гражданство нескольких государств, считается право государства, на территории которого они имеют место жительства.

Законы о международном частном праве Австрии (п. 1 § 9), Италии (п. 2 ст. 19), Турции (ст. 4 "с"), Швейцарии (п. 2 ст. 23) предусматривают, что при наличии у лица гражданства нескольких государств решающим считается гражданство страны, с которой лицо наиболее тесно связано. Таким образом, законодательство различных стран при решении вопроса о личном законе иностранного гражданина, имеющего гражданство нескольких государств, использует две коллизионные привязки: право страны места жительства такого иностранца или право страны, с которой это физическое лицо имеет наиболее тесную связь. Следует отметить, что в Китае, например, используются обе вышеуказанные коллизионные привязки. Так, в Руководящих указаниях Верховного народного суда Китая по некоторым вопросам применения общих положений гражданского права (п. 6) указывается, что если у лица имеется гражданство нескольких государств, то применяется право страны, где оно проживает или с которым оно имеет наиболее тесные связи. Аналогичную позицию занимает закон о международном частном праве Украины (п. 2 ст. 16).

В Модели ГК для стран СНГ использована коллизионная привязка наиболее тесной связи: согласно ст. 1204 при наличии у лица двух и более гражданств личным законом считается право страны, с которой лицо наиболее тесно связано.

Ни Минская конвенция 1993 г., ни двусторонние международные договоры о правовой помощи не содержат каких-либо положений о праве, подлежащем применению к личному закону лица, имеющего гражданство нескольких государств.

6. Пункт 5 комментируемой статьи устанавливает, что личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Как и в п. 3, в этом пункте речь идет о постоянном месте жительства лица без гражданства или (при отсутствии такового) о месте преимущественного проживания.

В Модели ГК для стран СНГ говорится о постоянном месте жительства лица. Можно предположить, что в п. 5 (с учетом действия ст. 20 ГК) также имеется в виду место постоянного жительства.

В иностранных государствах при определении личного статута лица без гражданства используется коллизионная привязка - место постоянного жительства лица. Аналогичные нормы включены, например, в Закон о международном частном праве Румынии (ст. 12), Указ Венгрии о международном частном праве (п. 3 § 11), Гражданский кодекс Португалии (ст. 12), п. 4 ст. 48 Кодекса о международном частном праве Болгарии, п. 3 ст. 16 Закона о международном частном праве Украины. В частности, согласно Указу Венгрии (п. 3 § 11) личным законом лица без гражданства является право государства, на территории которого оно имеет место жительства.

Модель ГК для стран СНГ (п. 2 ст. 1204) предусматривает, что личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой оно постоянно проживает. Аналогичные нормы устанавливают гражданские кодексы Армении (п. 2 ст. 1262), Белоруссии (п. 2 ст. 1103), Казахстана (п. 2 ст. 1094), Узбекистана (ст. 1168).

7. Пункт 6 содержит двустороннюю коллизионную норму, представляющую собой новеллу в российском законодательстве.

Согласно Федеральному закону от 19 февраля 1993 г. N 4528-1 "О беженцах" (далее - Закон о беженцах) беженец - это лицо, не являющееся российским гражданином, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своего гражданства и не может или не желает пользоваться защитой этой страны вследствие таких опасений, либо, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного места жительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений. Лицо признается беженцем в соответствии с порядком, установленным Законом о беженцах, федеральным органом миграционной службы либо его территориальным органом. Лицу, получившему такой статус, выдается удостоверение беженца.

Многосторонняя Конвенция о статусе беженцев от 28 июля 1951 г., Протокол, касающийся статуса беженцев, от 31 января 1967 г., участницей которых является Россия, также регулируют их правовое положение.

Государства - участники СНГ заключили Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам 24 сентября 1993 г., которое определяет понятие "беженец": это лицо, которое, не являясь гражданином государства, предоставившего убежище, было вынуждено покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства вследствие совершенного в отношении его или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, политических убеждений, а также принадлежности к определенной социальной группе в связи с вооруженными и межнациональными конфликтами. Беженцем не может признаваться лицо, совершившее преступление против мира, человечности или другое умышленное уголовное преступление. Участниками этого Соглашения являются Армения, Белоруссия, Киргизия, Российская Федерация, Таджикистан, Узбекистан.

В обобщении судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением законодательства о беженцах и вынужденных переселенцах, специально отмечается, что Закон о беженцах не распространяется на иностранных граждан и лиц без гражданства, покинувших государство своего гражданства (своего прежнего обычного местожительства) по экономическим причинам либо вследствие голода, эпидемии или чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Верховный Суд РФ, рассмотрев в кассационном порядке дело об экстрадиции К., являвшегося гражданином Белоруссии (Определение от 22 августа 2007 г. N 5-О07-132), отметил, что согласно п. 2 ч. 1 ст. 2 Закона о беженцах его положения не распространяются на лицо, которое совершило тяжкое преступление неполитического характера вне пределов территории России и до того, как оно было допущено на территорию России в качестве лица, ходатайствующего о признании беженцем. К. гражданином Российской Федерации не является, статуса беженца не приобрел, к уголовной ответственности не привлекался, был объявлен в розыск и задержан на территории Российской Федерации по обвинению в совершении преступления на территории иностранного государства, это деяние не направлено против интересов Российской Федерации. Решение о выдаче основано на законе и соответствует Минской конвенции 1993 г. Учитывая изложенное, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без изменения определение суда в отношении К., а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Пункт 6 комментируемой статьи устанавливает, что личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище. Аналогично решен вопрос и в Модели ГК для стран СНГ (п. 3 ст. 1204), и в законодательных актах стран СНГ, в частности Гражданские кодексы Армении (ст. 1262), Белоруссии (ст. 1103), Киргизии (ст. 1177), Узбекистана (ст. 1168). Законы других стран, как правило, не содержат каких-либо специальных положений, посвященных личному закону беженцев. Однако по законам Австрии (п. 3 § 9) и Лихтенштейна (ст. 10) личным законом беженца является право государства, в котором оно имеет свое место жительства, а при отсутствии такового - свое обычное место пребывания. Указ Венгрии о международном частном праве (§ 13) предусматривает, что личный статус лица, пользующегося правом убежища в Венгрии, определяется по венгерскому праву. Аналогичны положения Закона Украины о международном частном праве (п. 4 ст. 16) и Кодекса международного частного права Болгарии (п. 5 ст. 48).

В принципе такого же подхода придерживается многосторонняя Конвенция о статусе беженцев, согласно которой (п. 1 ст. 12) личный статус беженца определяется законами страны его домицилия или, если у него такового не имеется, законами страны его проживания.

Информация о структуре

Глава 67 - другие статьи