Информация

Статья 1110. Наследование

Комментарий к статье Судебная практика Комментарии

1. При наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

2. Наследование регулируется настоящим Кодексом и другими законами, а в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами.

Информация

Комментарий к ст. 1110 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи впервые в истории отечественного законодательства раскрывается понятие наследования и описываются признаки наследственного преемства.

2. Определяя наследование как переход имущества умершего гражданина к другим лицам, законодатель акцентирует внимание на исключительности норм о наследовании при определении судьбы имущества умершего гражданина. Из этого следует, что никакие иные институты гражданского права не могут быть использованы для оформления правопреемства в имуществе умершего. В равной мере не допускаются какие-либо сделки граждан, направленные на отчуждение их имущества в случае смерти (см., например, п. 3 ст. 572 ГК о ничтожности договора, предусматривающего передачу дара одаряемому после смерти дарителя). Для указанных целей может быть использован только институт завещания (п. 1 ст. 1118 ГК).

3. Имущество умершего гражданина переходит к другим лицам в порядке правопреемства. Это означает, что в сохраняющихся правоотношениях происходит замена субъекта прав на имущество, при этом права и обязанности правопреемника (наследника) юридически зависят от прав и обязанностей правопредшественника (наследодателя).

Предметом наследственного правопреемства является имущество умершего, которое в соответствии с ГК может входить в состав наследства (ст. 1112 ГК).

Наследодателем именуется умершее (либо объявленное умершим) лицо, после которого остается наследство. При этом во внимание не берутся ни существовавший у гражданина объем дееспособности, ни его гражданство; важно лишь то, что при жизни он имел имущество, которое может перейти к другим лицам в порядке наследования.

Наследниками признаются лица, которые в соответствии с Гражданским кодексом могут быть призваны к наследованию (ст. ст. 1116 и 1117).

Вместе с тем наследственное имущество может переходить не только к наследникам, но и к иным лицам. Однако это не означает, что субъектами наследственного правопреемства могут стать какие-либо другие лица, кроме наследников. Например, при завещательном отказе (легате) на наследников может быть возложено исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности наследниками (ст. 1137 ГК). В подобных случаях субъектами наследственного правопреемства все равно считаются только наследники как непосредственные правопреемники умершего. Отказополучатели же выступают лишь в роли кредиторов самих наследников.

Одновременно следует учитывать, что комментируемой нормой не охватываются случаи, при которых имущество умершего переходит к иным лицам за рамками наследственного правопреемства. Например, право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали (п. 1 ст. 1183 ГК). Изначально такие суммы не включаются в состав наследства, и поэтому вести речь о существовании в подобных ситуациях наследственного правопреемства нельзя. Лишь при отсутствии лиц, имеющих право на получение таких сумм, а также если они не предъявили требований об их выплате в установленный срок, соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях (п. 3 ст. 1183 ГК).

4. По общему правилу при наследовании имущество переходит в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент.

Это, в частности, означает, что наследство рассматривается как определенная совокупность имущества (единое целое) вне зависимости от того, где оно находится и насколько известно место его нахождения. Иными словами, приобретая права на определенную (известную) часть наследства, наследники приобретают права и на иное (неизвестное им) наследственное имущество. Неосведомленность наследников о каком-либо конкретном объекте из состава наследства (равно как и нежелание принимать какой-либо объект из наследственной массы) не влияет на последствия правопреемства. Соответствующие права и обязанности в случае принятия наследства переходят к наследникам полностью. Причем если речь идет о множестве объектов в составе наследства и о нескольких наследниках, то каждый наследник с принятием наследства приобретает права в отношении каждого наследуемого объекта пропорционально своей доле (если только конкретные объекты не завещаны конкретным лицам).

Наследство как предмет правопреемства переходит к наследникам в неизменном виде, т.е. таким, каким оно являлось на момент открытия наследства (в том же составе, объеме и стоимостном выражении). Так, при наследовании имущества, находящегося в залоге, право залога не прекращается, а следует за вещью. Правопреемник залогодателя становится на его место и несет все обязанности залогодателя, если только первоначальный залогодатель своим соглашением с залогодержателем не установил иное (ст. 353 ГК). В качестве еще одного примера может быть назван переход прав на застрахованное имущество. Согласно ст. 960 ГК при таком переходе права и обязанности по договору страхования сохраняются для нового правообладателя.

Наследство переходит к наследникам одномоментно со времени открытия наследства (ст. 1114 ГК) независимо от времени его фактического принятия, а также от момента государственной регистрации права наследника на это имущество, когда такое право подлежит регистрации (п. 4 ст. 1152 ГК).

5. Необходимо отметить, что универсальность наследственного правопреемства определяется в ГК по-новому. Если ранее универсальности правопреемства придавался абсолютный характер, независимый от оснований наследования (принятие наследства по закону предполагало принятие наследства и по завещанию), то теперь в тех ситуациях, когда наследники призываются к наследованию по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства, на основании адресного отказа и др.), впервые прямо закреплены положения о допустимости принятия наследства либо отказа от него по отдельным основаниям наследования (абз. 2 п. 2 ст. 1152 и п. 3 ст. 1158 ГК). Наследник может принять наследство либо отказаться от него или по одному из оснований, или по нескольким из них, или по всем основаниям.

Вместе с тем новая трактовка универсальности нисколько не ломает цельность конструкции наследственного правопреемства. Речь идет лишь о четком разграничении наследственных правоотношений, возникающих по поводу одного наследства, но по различным основаниям. В рамках соответствующих правоотношений наследование в полном объеме подчиняется правилам об универсальности наследственного правопреемства. Все наследники принимают все наследственное имущество как единое целое. Возможные долги в составе наследства распределяются при этом между наследниками пропорционально их долям в наследственном имуществе.

Такое понимание универсальности соответствует и общему для гражданского права принципу диспозитивности, в соответствии с которым участники гражданских правоотношений самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами реализуют свою правоспособность и принадлежащие им права. Принятие наследства либо отказ от него по отдельным основаниям означают только одно - осознанное участие либо отказ от участия в конкретных гражданских правоотношениях.

6. Пункт 1 комментируемой статьи содержит оговорку, в соответствии с которой правилами ГК может быть регламентирован и иной порядок перехода наследства. При этом по смыслу оговорки соответствующие правила могут относиться как к отдельным свойствам наследственного правопреемства (неизменность вида, единство и др.), оставляя природу правопреемства неизменной, так и в целом к его природе (в силу чего правопреемство может быть сингулярным).

Например, если для перехода к наследнику доли в уставном капитале хозяйственного общества требуется согласие участников общества и в таком согласии наследнику было отказано, он вправе получить от общества лишь действительную стоимость унаследованной доли (ст. 1176 ГК). В данном случае право на долю в уставном капитале преобразуется (меняет вид) в иное качество (право иного рода) - право на компенсацию. Другой пример можно обнаружить в ст. 1179 ГК, где речь идет о наследовании имущества члена крестьянского (фермерского) хозяйства. В случае, когда наследник не является членом такого хозяйства и ему отказано в принятии в члены хозяйства, он имеет лишь право на получение компенсации, соразмерной наследуемой им доле в имуществе, находящемся в общей совместной собственности членов хозяйства.

Что касается возможности изменения природы всего наследственного правопреемства, то отказ от идеи универсальности наследственного правопреемства предлагался и до появления в ГК указанной оговорки.

Вместе с тем ни раньше, ни сейчас ни один из примеров, приводимых в литературе в обоснование такого вывода, не доказывал сингулярного характера наследственного правопреемства. Так, в одном из первых комментариев к части третьей ГК А.И. Масляев отмечает: "Пожалуй, единственным исключением является случай распределения наследодателем в завещании конкретных вещей в адрес конкретных наследников, если при этом какого-либо иного имущества не останется. Правопреемство каждого из наследников в этом случае будет сингулярным (частным)". Допуская подобные ситуации, нельзя согласиться с тем, что отсутствие иного имущества (и прежде всего долгов наследодателя) автоматически трансформирует природу наследственного правопреемства. Походить на сингулярное правопреемство еще не значит быть им. Одна лишь возможность выявления неизвестных до определенного момента долгов наследодателя опровергает вывод о сингулярности такого правопреемства.

В другом комментарии А.А. Рубанов выделяет три случая сингулярного наследственного правопреемства. Первый из них автор обнаруживает в самом ГК применительно к правилам о наследственной трансмиссии (ст. 1156). Однако тот факт, что применительно к указанным ситуациям право на принятие наследства не входит в состав наследства, открывшегося после смерти умершего наследника, еще не означает, что меняется природа правопреемства в отношении конкретного наследства трансмиттента либо первоначального наследодателя. Право на принятие наследства потому и не входит в состав наследства, что оно не относится к объектам наследования. И именно поэтому переход подобного права к трансмиссару не рассматривается в качестве наследственного правопреемства. Другой пример, по мнению А.А. Рубанова, предусмотрен Вводным законом к ч. 3 ГК и касается вкладов в банках, в отношении которых до введения в действие части третьей ГК были сделаны распоряжения об их выдаче в случае смерти. Однако и в этой ситуации закон недвусмысленно определяет режим соответствующих вкладов. Не входя в состав наследства, такие вклады не могут быть объектом наследственного правопреемства, а значит, рассуждения о природе подобного правопреемства не меняют существующего положения дел в отношении универсальности наследственного правопреемства. Наконец, в качестве третьего примера назван случай, указанный в Федеральном законе от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" и относящийся к правам на оказание услуг связи лицам, наследующим телефонизированные помещения. Вместе с тем соответствующие права не относятся к наследственному имуществу, поскольку возникают у наследников как первоначальные. По этой причине вести речь о природе наследственного правопреемства на примере возникновения указанных прав едва ли возможно.

Среди иных примеров наиболее часто называют случаи, связанные с завещательными отказами. Однако, как уже отмечалось выше, оснований для признания возникающего в подобных ситуациях правопреемства наследственным нет.

Таким образом, представляется возможным утверждать, что имеет смысл проводить различие между наследственным и иным посмертным правопреемством. При этом наследственное правопреемство всегда остается универсальным, а иное посмертное правопреемство может быть и сингулярным.

7. Пункт 2 комментируемой статьи определяет круг источников правовой регламентации наследования.

Главенствующее место в системе таких источников занимает ГК. При этом наряду со специальным разделом V "Наследственное право", являющимся ключевым в системе источников регламентации наследования, в нем имеются и иные нормы, устанавливающие особенности перехода имущества умершего к другим лицам (см., например, п. 2 ст. 78, п. 6 ст. 93, п. 4 ст. 111, ст. 581, п. 6 ст. 582, п. 2 ст. 617, ст. 701, п. 2 ст. 934, п. 2 ст. 1038, п. 1 ст. 1050).

Нормы права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать положениям ГК (п. 2 ст. 3). Это касается законов, не только принятых после введения в действие части третьей ГК, но и законов, принятых до ее введения и продолжающих действовать на территории Российской Федерации (см. ч. 1 ст. 4 Вводного закона к ч. 3 ГК).

Помимо законов в прямо предусмотренных ими случаях регулирование вопросов наследования допускается и иными правовыми актами, к которым согласно п. 6 ст. 3 ГК относятся указы Президента РФ и постановления Правительства РФ.

На сегодняшний день отдельные вопросы наследственного права раскрыты как в законах, так и в иных правовых актах (см., например, ст. 21 Земельного кодекса; п. 8 ст. 21, п. п. 5 и 7 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью; Указ Президента РФ от 16 мая 1997 г. N 485 "О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами").

В соответствии с правилами части третьей ГК приняты Постановление Правительства РФ N 350 и Постановление Правительства РФ N 351.

Руководствуясь ст. 51 Основ законодательства о нотариате, Министерство юстиции РФ установило формы реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах (Приказ Минюста России N 99).

8. Среди специальных норм, связанных с наследованием отдельных видов имущества, особо следует выделить нормы о наследовании интеллектуальных прав, т.е. прав на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (абз. 1 п. 1 ст. 2, ст. ст. 128, 1226 ГК).

Правила о наследовании таких прав в настоящее время содержатся в разделе VII ГК "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" (абз. 3 п. 2 ст. 1228, ст. ст. 1241, 1267, 1281, 1283, абз. 3 п. 1 ст. 1284, п. 3 ст. 1291, п. 3 ст. 1293, п. 2 ст. 1316, п. 4 ст. 1318, п. 2 ст. 1327, п. 2 ст. 1357, п. 2 ст. 1420 и др.).

До вступления в силу 1 января 2008 г. части четвертой ГК РФ соответствующие положения были закреплены в Законе об авторском праве (абз. 2 п. 2 ст. 17, ст. ст. 27, 29, 43), Законе о правовой охране программ (п. 2 ст. 1, ст. 6, п. 2 ст. 11), Патентном законе (п. 3 ст. 7, п. 6 ст. 10) и Законе о правовой охране топологий ИМС (п. 4 ст. 4, п. 2 ст. 6).

Нужно отметить, что нормы о наследовании в сфере интеллектуальной собственности и раньше не включались в разделы кодифицированных актов, касающихся общих положений наследственного права. Например, в разделе VII "Наследственное право" ГК 1964 г. отсутствовали специальные нормы о наследовании авторского, изобретательского и других подобных прав, за исключением ч. 4 ст. 552 о невозможности перехода авторского права по наследству к государству. При этом положения о наследовании соответствующих прав содержались в ст. ст. 481, 496 и 497 раздела IV "Авторское право", в ст. 518 раздела V "Право на открытие" и в ст. 525 раздела VI "Право на изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец" ГК 1964 г.

В ОГЗ 1991 г. вопросы наследования авторских и смежных прав также рассматривались не в разделе VI "Наследственное право", а в п. 6 ст. 135, ст. 137 и п. 5 ст. 141 раздела IV "Авторское право", а вопросы наследования изобретательских прав - в ст. 144 раздела V "Право на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве".

Информация

Судебная практика по статье 1110 ГК РФ:

Информация о структуре

Глава 61 - другие статьи