Информация

Решение Верховного суда: Определение N 304-ЭС17-1258 от 29.03.2017 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79004_927698

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 304-ЭС17-1258

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 марта 2017 года

Судья Верховного Суда Российской Федерации Букина И.А изучив с материалами истребованного дела кассационную жалобу публичного акционерного общества «Сбербанк России» (далее – банк на определение Арбитражного суда Алтайского края от 24.06.2016, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.11.2016 по делу № А03-6689/2016 о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Альтаир Агро» (далее – должник),

установил:

общество с ограниченной ответственностью Производственно Строительная Компания «Синергия» (далее – компания) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом Определением от 04.05.2016 заявление принято к производству назначено судебное заседание по проверке его обоснованности.

От банка поступило ходатайство о процессуальном правопреемстве с просьбой о замене компании как заявителя по делу о банкротстве на банк. Впоследствии от банка также поступили заявления о вступлении в дело о банкротстве в качестве конкурсного кредитора.

Определением от 24.06.2016 в удовлетворении ходатайства о процессуальной замене отказано. Кроме того, решением от 24.06.2016 должник по заявлению компании признан несостоятельным (банкротом) как ликвидируемый должник, в отношении него открыто конкурсное производство.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 01.09.2016, оставленным без изменения постановлением суда округа от 25.11.2016, определение от 24.06.2016 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, банк просит обжалуемые судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По смыслу части 1 статьи 291.1, части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По результатам изучения материалов дела и доводов кассационной жалобы суд приходит к выводу о наличии оснований для передачи жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судами установлено, что заявление компании о признании должника банкротом основано на определении Арбитражного суда Алтайского края от 26.02.2015 по делу № А03-23181/2015, в соответствии с которым компании выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда от 06.07.2015 по требованию о взыскании 794 832,50 руб. задолженности, 25 318,73 руб процентов за пользование чужими денежными средствами и 60 000 руб расходов по оплате третейского сбора.

Вступая в дело о несостоятельности, банк сослался на факт внесения им денежных средств в размере 883 151,23 руб. в депозит нотариуса Барнаульского нотариального округа Сусловой М.А., что подтверждается справкой нотариуса от 24.05.2016 № 749, копией платежного поручения от 23.05.2016 № 726001 с указанием назначения платежа: «внесение денежных средств в депозит нотариуса с целью погашения/приобретения задолженности ООО «Альтаир-Агро» по договору строительного подряда от 14.10.2014 № 2/14».

Полагая, что спорная задолженность перед компанией перешла к нему на основании статей 311 и 327 Гражданского кодекса Российской Федерации, банк обратился в арбитражный суд с ходатайством о процессуальном правопреемстве.

Отказывая в проведении процессуальной замены, суды трех инстанций, сославшись на положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришли к выводу, что действия банка совершены исключительно с целью изменения очередности рассмотрения поданных в суд заявлений о банкротстве и введения «контролируемой» процедуры через утверждение собственного конкурсного управляющего. В действиях банка прослеживаются признаки злоупотребления правом, в связи с чем положения статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации в рассматриваемой ситуации не применимы.

Также суды, указав на правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049, отметили, что, выкупив права требования только к первому заявителю, а не ко всем иным кредиторам, банк использовал институт исполнения обязательства третьим лицом не в соответствии с его назначением, интерес в выкупе права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего не может быть признан соответствующим понятию добросовестности.

При таких условиях суды признали материальное правопреемство в отношении требования компании несостоявшимся и отказали в удовлетворении ходатайства банка.

Выражая несогласие с обжалуемыми судебными актами, банк ссылается на то, что Верховным Судом Российской Федерации уже было рассмотрено дело со схожими фактическими обстоятельствами (определение № 305-ЭС16-15945).

Так, банк отмечает, что суд первой инстанции, а вслед за ним суды апелляционной инстанции и округа неправомерно свели итоговую цель процедуры банкротства не к удовлетворению требований кредиторов, а к возможности реализации прав первого заявителя по делу.

Заявитель указывает, что использование им процедуры исполнения обязательства через внесение денежных средств в депозит нотариуса было обусловлено поведением компании. Первоначально компания сообщила, что спорное требование уступлено ею в пользу Долговой Л.В., которой банк предложил предоставить реквизиты для исполнения обязательства. В ответ на названный запрос от Долговой Л.В. поступила телеграмма, в которой сообщалось об уступке права требования иному лицу, без указания его личности Впоследствии компанией в материалы дела представлено соглашение о расторжении договора уступки с Долговой Л.В. По мнению банка названная ситуация свидетельствует о том, что имело место очевидное отсутствие определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству (подпункт 3 пункта 1 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации), что вызвано исключительно недобросовестными действиями кредитора.

Кроме того, банк отмечает, что обстоятельства по делу, в рамках которого принято определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049, отличаются от обстоятельств настоящего дела, в силу чего ссылка судов на названное определение ошибочна.

Приведенные заявителем в кассационной жалобе доводы заслуживают внимания, в связи с чем, данную жалобу с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьей 184, пунктом 2 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

о п р е д е л и л:

кассационную жалобу публичного акционерного общества «Сбербанк России» с делом передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Назначить рассмотрение кассационной жалобы в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации на 15.05.2017 на 10 часов 00 минут в помещении суда по адресу: г. Москва, улица Поварская, дом 15, зал № 3048 (подъезд 5).

Судья Верховного Суда Букина И.А Российской Федерации

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 327 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта