Информация

Решение Верховного суда: Определение N 26-КГ16-13 от 14.11.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№26-КГ16-13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В С . и Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 ноября 2016 года гражданское дело по иску Оздоева М А к Государственному учреждению — региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия о взыскании утраченного заработка и задолженности по ежемесячным выплатам в возмещение вреда здоровью

по кассационной жалобе управляющего Государственным учреждением регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия Белхороева Я.К. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 декабря 2015 года, которым отменено решение Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 17 сентября 2015 года об удовлетворении иска, принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С, выслушав объяснения представителей Государственного учреждения - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия Маслаковой О.Ю. и Мархиева Р.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения Оздоева М.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обжалуемое судебное постановление подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Оздоев М.А. 14 июля 2015 года обратился в суд с иском к Государственному учреждению - региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия (далее - ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия, региональное отделение Фонда) о взыскании утраченного заработка за период с 1 мая 2001 года по 31 июля 2015 года в сумме 5 921 750 руб. и возложении обязанности выплачивать к страховой выплате разницу утраченного заработка в размере 71 353 руб. ежемесячно с учетом индексации.

В обоснование исковых требований Оздоев М.А. ссылался на то, что

13 августа 1989 года при выполнении строительных работ в совхозе «Дубрава Карагайского района Пермской области он получил трудовое увечье с утратой

100% профессиональной трудоспособности по вине работодателя, в связи с чем был признан инвалидом I группы.

Решением Пермского областного суда от 11 августа 1992 года с совхоза «Дубрава» в его пользу взыскан утраченный заработок и дополнительные расходы на специальный и бытовой уход.

Решением Пермского областного суда от 8 июня 1995 года в результате ликвидации совхоза «Дубрава» возмещение вреда, причиненного Оздоеву М.А производственной травмой, возложено на Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации. С Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Оздоева М.А. были взысканы утраченный заработок единовременно за период с декабря 1993 года по май 1995 года в размере 20 532 526 неденоминированных рублей и ежемесячные выплаты в размере 1 146 172 неденоминированных рублей, начиная с 1 июня 1995 года, а также расходы на специальный медицинский и бытовой уход, дополнительное питание, предметы ухода.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 4 июня 1998 года Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации признано правопреемником ликвидированного совхоза «Дубрава» Карагайского района Пермской области С Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу истца взысканы расходы на приобретение транспортного средства с ручным управлением, на ответчика возложена обязанность оплатить расходы на лечение Оздоева М.А., обеспечить его и сопровождающее его лицо путевкой на санаторно-курортное лечение с оплатой проезда к месту лечения и обратно, а также при представлении истцом соответствующих документов оплачивать расходы на мелкий текущий ремонт техническое обслуживание и горюче-смазочные материалы находящегося в его владении специального транспортного средства.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от

11 мая 2001 года с Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Оздоева М.А. взыскан утраченный заработок единовременно за период с августа 1998 года по май 2001 года в сумме 385 193 руб., расходы на приобретение путевок на санаторно-курортное лечение.

Обращаясь с настоящим иском, Оздоев М.А. указал на то, что производимые ему ответчиком с мая 2001 года по июль 2015 года страховые выплаты с учетом их индексации не возмещали ему в полном объеме утраченный заработок, так как индексация выплат не соответствовала фактической инфляции, в результате чего он понес убытки. Уточнив исковые требования, просил взыскать с ответчика единовременно утраченный заработок за период с 1 мая 2001 года по 31 июля 2015 года в сумме 5 921 750 руб. и возложить на ответчика обязанность выплачивать дополнительно к уже производимой страховой выплате разницу утраченного заработка ежемесячно в размере 71 353 руб. с ежемесячным увеличением указанной суммы при изменении индексов роста инфляции.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 17 сентября 2015 года исковые требования Оздоева М.А. удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 декабря 2015 года решение суда первой инстанции отменено в связи с нарушением судом первой инстанции требований части 3 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выразившимся в рассмотрении дела без участия прокурора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия рассмотрела дело по правилам производства в суде первой инстанции и удовлетворила исковые требования Оздоева М.А. частично.

С ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия в пользу истца взыскано возмещение вреда, причиненного трудовым увечьем, в виде недополученного утраченного заработка за период с 1 июля 2001 года по 31 июля 2015 года в сумме 4 640 630,44 руб. На ответчика возложена обязанность выплачивать Оздоеву М.А. с 1 августа 2015 года к максимальной сумме страховой выплаты в возмещение вреда здоровью дополнительно разницу утраченного заработка в сумме 71 353 руб. с ежемесячным увеличением данной суммы при изменении индексов роста инфляции либо при увеличении этой суммы в случае изменения порядка возмещения вреда, причиненного здоровью.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе управляющего ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия Белхороева Я.К. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения, как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы управляющего

ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия судьей Верховного Суда

Российской Федерации Кирилловым В С . 11 июля 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от

30 сентября 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы возражения на кассационную жалобу Оздоева М.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебного постановления.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 13 августа 1989 года Оздоев М.А., работавший временным работником в совхозе «Дубрава Карагайского района Пермской области, при выполнении строительных работ в составе бригады получил по вине работодателя трудовое увечье, в связи с чем был признан инвалидом I группы и ему установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 100%. С 1990 года Оздоев М.А. является получателем пенсии по инвалидности.

Решением Пермского областного суда от 11 августа 1992 года с совхоза «Дубрава» в пользу Оздоева М.А. на основании Правил возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 года № 690, взыскан утраченный заработок единовременно в сумме 48 780 руб., а также взыскана за период с 1 мая 1992 года по 1 января 1994 года ежемесячно заработная плата в размере 9396 руб. и расходы на уход в сумме 1654 руб.

Решением Пермского областного суда от 8 июня 1995 года в связи с ликвидацией совхоза «Дубрава» возмещение вреда, причиненного Оздоеву М.А. производственной травмой, возложено на Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации. С Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Оздоева М.А. были взысканы утраченный заработок единовременно за период с декабря 1993 года по май

1995 года в размере 20 532 526 неденоминированных рублей и, ежемесячные выплаты в сумме по 1 146 172 неденоминированных рублей, начиная с

I июня 1995 года, а также расходы на специальный медицинский и бытовой уход, дополнительное питание, предметы ухода.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1995 года решение Пермского областного суда от 8 июня 1995 года оставлено без изменения.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 4 июня 1998 года Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации признано правопреемником ликвидированного совхоза «Дубрава» Карагайского района Пермской области С Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Оздоева М.А. взысканы расходы на приобретение транспортного средства с ручным управлением, возложена обязанность оплатить расходы на лечение Оздоева М.А., обеспечить его и сопровождающее его лицо путевкой на санаторно-курортное лечение с оплатой проезда к месту лечения и обратно, а также при представлении истцом соответствующих документов оплачивать расходы на мелкий текущий ремонт техническое обслуживание и горюче-смазочные материалы находящегося в его владении специального транспортного средства.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от II мая 2001 года с Пермского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу Оздоева М.А. взыскан утраченный заработок единовременно за период с августа 1998 года по май 2001 года в сумме 385 193 руб., расходы на приобретение путевок на санаторно-курортное лечение.

Определением Пермского областного суда от 16 мая 2001 года изменен порядок и способ исполнения решения Пермского областного суда от 8 июня 1995 года, в соответствии с которым обязанность по выплате Оздоеву М.А. платежей в виде утраченного заработка, расходов на специальный медицинский и бытовой уход, дополнительное питание предметы и средства ухода, санаторно-курортное лечение, включая оплату проезда к месту лечения и обратно, возложена на Государственное учреждение - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2001 года определение Пермского областного суда от 16 мая 2001 года оставлено без изменения.

16 января 2002 года личное (учетное) дело Оздоева М.А. передано по месту его постоянного жительства в ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия, которым производятся ежемесячные страховые выплаты Оздоеву М.А.

На момент обращения с иском в суд по настоящему делу размер выплачиваемой Оздоеву М.А. ежемесячной страховой выплаты составлял 65 325 руб.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Оздоева М.А., суд первой инстанции исходил из того, что региональное отделение Фонда является правопреемником ликвидированного совхоза «Дубрава» Карагайского района Пермской области, в котором работал истец. Полагая, что Оздоеву М.А. с

1 мая 2001 года по 31 июля 2015 года недоплачивались суммы утраченного по вине ответчика заработка, суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении ответчиком права Оздоева М.А. на возмещение утраченного заработка в полном объеме, в связи с чем взыскал в пользу истца недоплату утраченного заработка, применив при ее расчете коэффициенты повышения минимального размера оплаты труда за 2001 и 2002 годы, а за последующие периоды индексы роста потребительских цен, рассчитанные государственными органами статистики Российской Федерации в субъекте Российской Федерации по месту проживания истца.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции на основании части 4 статьи 330 ГПК РФ, поскольку дело было рассмотрено без участия прокурора, и рассмотрел дело в апелляционном порядке по правилам производства в суде первой инстанции, при этом также пришел к выводу о том, что в образовавшихся недоплатах истцу сумм утраченного заработка имеется вина регионального отделения Фонда, в результате чего Оздоев М.А. понес убытки, возмещения которых вправе требовать в соответствии с положениями статей 15, 318, 1091 Гражданского кодекса Российской Федерации с ответчика.

По мнению суда апелляционной инстанции, ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия является правопреемником совхоза «Дубрава» по обязательствам возмещения вреда здоровью, вытекающим из гражданскоправовой ответственности работодателя перед работником, регулируемым главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, не согласившись с представленным истцом расчетом суммы возмещения вреда, суд апелляционной инстанции по своей инициативе привлек для участия в деле специалиста, которому поручил произвести расчеты подлежащих взысканию с ответчика сумм в возмещение вреда здоровью Оздоеву М.А. Признав представленный специалистом расчет правильным, суд апелляционной инстанции частично удовлетворил заявленные исковые требования, взыскав в пользу истца с регионального отделения Фонда единовременно сумму в размере 4 640 630,44 руб. как недополученный утраченный заработок истца за период с 1 июля 2001 года по 31 июля 2015 года, а также возложил на ответчика обязанность ежемесячно выплачивать Оздоеву М.А. 71 353 руб. дополнительно к производимым ежемесячным страховым выплатам в установленном законом максимальном размере и производить индексацию этих сумм при изменении индексов роста инфляции либо увеличивать выплаты в случае изменения порядка возмещения вреда причиненного здоровью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведенные выводы суда апелляционной инстанции являются ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

На момент назначения Оздоеву М.А. возмещения вреда здоровью в виде утраченного заработка в связи с трудовым увечьем действовали Правила возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей утвержденные постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 года № 690 (утратили силу в связи с принятием постановления Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 года № 4214-1), в пункте 1 которых было предусмотрено, что предприятия, учреждения, организации несут материальную ответственность за ущерб, причиненный рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей и происшедшим по вине организации как на территории этой организации, так и за ее пределами.

Возмещение ущерба состоит в выплате потерпевшему денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части), которого он лишился вследствие утраты трудоспособности или снижения ее, за вычетом пенсии по инвалидности в связи с трудовым увечьем, а также в компенсации дополнительных расходов, вызванных повреждением здоровья (пункт 2 названных Правил).

В силу пункта 7 этих же Правил размер возмещения ущерба, связанного с потерей потерпевшим прежнего заработка или уменьшением его в связи с трудовым увечьем, определяется в процентах к этому заработку соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности Если в связи с трудовым увечьем потерпевшему назначена пенсия по инвалидности, то размер возмещения ущерба снижается на сумму этой пенсии.

При этом среднемесячный заработок для исчисления размера возмещения ущерба берется за 12 календарных месяцев, предшествовавших трудовому увечью или наступлению утраты трудоспособности в связи с данным трудовым увечьем (по выбору потерпевшего). В случае профессионального заболевания по желанию потерпевшего для исчисления размера возмещения ущерба может приниматься среднемесячный заработок за 12 календарных месяцев перед прекращением работы, повлекшей это заболевание (пункт 11 указанных Правил).

В соответствии с приведенными нормами с работодателя - совхоза «Дубрава» - в пользу Оздоева М.А. решением Пермского областного суда от 11 августа 1992 года был взыскан утраченный заработок единовременно в сумме 48 780 руб., и определен размер утраченного заработка, подлежащий выплате Оздоеву М.А. работодателем ежемесячно в возмещение вреда здоровью за вычетом получаемой пенсии по инвалидности.

Впоследствии в связи с ликвидацией совхоза «Дубрава» возмещение вреда, причиненного Оздоеву М.А. производственной травмой, решением суда от 8 июня 1995 года возложено на Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации. С 16 января 2002 года личное (учетное) дело Оздоева М.А. передано по месту его постоянного жительства в ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия, которым производятся ежемесячные страховые выплаты Оздоеву М.А. в возмещение вреда здоровью причиненного производственной травмой.

Отношения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации регулируются вступившим в силу с 6 января 2000 года Федеральным законом от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ), которым определен порядок возмещения вреда причиненного здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору.

Одним из видов обеспечения по социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ являются ежемесячные страховые выплаты застрахованному.

Пунктом 9 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ установлено, что исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности, изменения круга лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, а также случаев индексации ежемесячной страховой выплаты.

На основании пункта 11 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ размер ежемесячной страховой выплаты индексируется с учетом уровня инфляции в пределах средств предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на соответствующий финансовый год. Коэффициент индексации и ее периодичность определяются Правительством Российской Федерации.

Максимальный размер ежемесячной страховой выплаты устанавливается федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год (абзац первый пункта 12 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ).

Из приведенных положений Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ, регулирующего отношения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, следует, что поскольку законом установлен максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, который может быть выплачен застрахованному лицу в возмещение утраченного заработка Фондом социального страхования Российской Федерации, то средства для возмещения утраченного заработка сверх максимального размера страховых выплат в бюджете Фонда не предусматриваются, и на эти цели федеральным бюджетом не выделяются.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 24 января 2008 года № 6-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Оздоева М.А. на нарушение его конституционных прав отдельными положениями Федеральных законов «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2004 год», «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2005 год», «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2006 год» и «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год» указал на то, что установление максимального размера ежемесячных страховых выплат является одной из составляющих введенного законодателем механизма индексации ежемесячных страховых выплат. Таким образом, нормы определяющие максимальный размер ежемесячной страховой выплаты исчисленной в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ права застрахованных лиц на возмещение вреда осуществляемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию, производимое на основании данного Федерального закона, не ограничиваются: работодатель (страхователь несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации). Максимальный размер единовременной и ежемесячной страховых выплат устанавливается федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования на соответствующий год.

Следовательно, работник вправе взыскать с работодателя вред причиненный его здоровью, сверх установленного максимального размера ежемесячной страховой выплаты только в порядке главы 59 ГК РФ. При этом взыскание возмещение вреда, причиненного здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, со страховщика (в данном случае ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия) Федеральным законом от 24 июля 1998 года№ 125-ФЗ не предусмотрено.

Судом апелляционной инстанции не принято во внимание, что страховщик - ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия (ранее Пермское региональное отделение ФСС РФ) несет обязанность по возмещению работнику (Оздоеву М.А.) вреда, причиненного трудовым увечьем, по обязательствам, вытекающим из отношений по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве, которые регулируются нормами Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ, а не по гражданско-правовым обязательствам в порядке главы 59 ГК РФ.

Тем самым, региональное отделение Фонда является правопреемником работодателя - совхоза «Дубрава» по обязательствам социального страхования от несчастных случаев на производстве путем возмещения истцу вреда здоровью в виде страховых выплат, при этом ГУ - РО ФСС РФ по Республике Ингушетия не является правопреемником работодателя в отношении обязательств гражданско-правового характера и на него не может быть возложена обязанность по выплате возмещения вреда здоровью в порядке главы 59 ГК РФ. Поэтому выводы суда апелляционной инстанции со ссылкой на решение Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 4 июня 1998 года о том, что региональное отделение Фонда является правопреемником совхоза «Дубрава» Карагайского района Пермской области как работодателя истца по отношениям гражданско-правового характера и на него может быть возложена обязанность по выплате возмещения вреда здоровью истца в соответствии с положениями главы 59 ГК РФ (статей 15, 318, 1091 ГК РФ), а также взыскан утраченный заработок сверх установленного законом максимального размера ежемесячной страховой выплаты, являются неправильными, основанными на ошибочном применении норм Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ и Гражданского кодекса Российской Федерации.

Федеральным законом от 2 декабря 2013 года № 322-ФЗ «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» определено, что максимальный размер ежемесячной страховой выплаты не может превышать 64 710 руб. (в 2015 году), тем самым Оздоеву В.А. ежемесячная страховая выплата выплачивается ответчиком в максимальном размере страховой выплаты установленной законодательством Российской Федерации на соответствующий год.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение приведенных положений Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ, разъяснений изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года № 2 и определении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 января 2008 года № б-О, частично удовлетворяя исковые требования Оздоева М.А., взыскал с регионального отделения Фонда на основании статей 15,318, 1091 ГК РФ недополученный истцом заработок за период с 1 июля 2001 года по 31 июля 2015 года в размере 4 640 630,44 руб. и возложил на ответчика обязанность выплачивать ежемесячно истцу 71 353 руб сверх установленного Федеральным законом от 2 декабря 2013 года № 322-ФЗ максимального размера ежемесячной страховой выплаты.

С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе судей.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 декабря 2015 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия в ином составе судей Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 318 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта