Информация

Решение Верховного суда: Определение N ВАС-5467/14 от 16.06.2014 Коллегия по административным правоотношениям, надзор

569_572957

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

о передаче дела в Президиум

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

№ ВАС-5467/14

Москва 16 июня 2014 г.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Пановой И.В., судей Бабкина А.И. и Сарбаша С.В., рассмотрев в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью «Реал Эстейт» о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Ростовской области от 15.11.2013 по делу № А53-10062/2013, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2014 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.03.2014 по тому же делу,

УСТАНОВИЛА:

Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ростовской области (далее – Управление, истец) обратилось

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др в Арбитражный суд Ростовской области с иском, уточненным на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «Реал Эстейт» (далее – общество, ответчик) о взыскании по государственному контракту 22 521 915 рублей 21 копейки неустойки за период с 19.12.2012 по 20.09.2013.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 15.11.2013, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2014, требования удовлетворены в полном объеме.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 20.03.2014 акты судов первой и апелляционной инстанций оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре судебных актов в порядке надзора общество просит указанные судебные акты отменить и снизить размер взысканной неустойки соразмерно последствиям просрочки исполнения обязательств ссылаясь на нарушение судами единообразия в применении и толковании норм материального права.

Рассмотрев заявление, изучив судебные акты и материалы дела коллегия судей пришла к выводу о наличии оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 16.10.2012 между истцом (государственным заказчиком) и ответчиком (генподрядчиком) на основании проведения открытого аукциона в электронной форме был заключен государственный контракт №0158100020312000146_216254/252к (далее – контракт), согласно условиям которого генподрядчик своими силами и с использованием своих материалов выполняет подрядные работы по завершению строительства административного здания Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения ГУВД Ростовской области расположенного по ул. Доватора, 154 А в г. Ростове-на-Дону, соблюдая срок строительства объекта, а государственный заказчик – принять и оплатить работы, выполненные генподрядчиком в соответствии с требованиями контракта и приложений к нему.

Стоимость работ по контракту (пункт 3.1) составила 297 810 449 рублей, в том числе НДС. Авансовый платеж по контракту не предусмотрен. Финансирование осуществляется по годам:

– 2012 г.: 80 000 000 рублей, в том числе НДС 18% – 12 203 389 рублей 83 копейки;

– 2013 г.: 188 736 000 рублей, в том числе НДС 18% – 28 790 237 рублей 29 копеек;

– 2014 г.: 29 074 449 рублей, в том числе НДС 18% – 4 435 085 рублей 44 копейки.

В соответствии с пунктом 3.5 контракта генподрядчик до 5 числа месяца, следующего за месяцем выполнения работ, представляет государственному заказчику акт о приемке выполненных работ (форма КС-2), справку о стоимости выполненных работ и затрат (форма № КС-3), а государственный заказчик совместно с уполномоченным представителям строительного контроля в течение 10 рабочих дней рассматривает и подписывает представленные документы или направляет обоснованный отказ.

В соответствии с пунктом 4.1 контракта генподрядчик обязуется выполнить работы и осуществить строительство объекта в сроки установленные в графике производства работ, согласно которому работы выполняются поэтапно до 18.12.2012. При этом указано, что график производства работ на 2013-2014 годы будет согласован после подтверждения финансирования на соответствующие годы. Акт ввода в эксплуатацию должен быть подписан не позднее 03.2014.

В соответствии с пунктом 4.4 контракта генподрядчик обязуется соблюдать сроки выполнения работ, в том числе промежуточные сроки этапов работ, указанные в графике производства работ.

В соответствии с пунктом 5.1.1 контракта генподрядчик производит сдачу работ на основании акта о приемке выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ и затрат.

Порядок начисления и уплаты неустойки в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по контракту, в том числе за нарушение сроков выполнения работ, как промежуточных, так и окончательного, предусмотрен пунктом 12.3 контракта, в соответствии с которым генподрядчик уплачивает государственному заказчику неустойку в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации, действующей на день уплаты неустойки, от цены контракта, указанной в пункте 3.1 контракта, за каждый день просрочки до даты фактического завершения работ.

Как установлено судами и следует из материалов дела, объем работ предусмотренный графиком производства работ на 2012 год, не выполнен в срок, установленный контрактом. Часть работ выполнена в 2013 году.

Нарушение генподрядчиком сроков выполнения работ по контракту послужило основанием для обращения государственного заказчика с иском о взыскании неустойки, начисленной на основании пункта 12.3 контракта в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации, действующей на день уплаты неустойки, от цены контракта, указанной в пункте 3.1 контракта, за каждый день просрочки до даты фактического завершения работ – за период с 19.12.2012 по 20.09.2013 в размере 22 521 915 рублей 21 копейки.

Удовлетворяя исковые требования Управления, суд первой инстанции со ссылкой на статьи 309, 310, 702, 708, 763 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) счел доказанным факт просрочки выполнения части работ ответчиком, являющийся основанием для возникновения ответственности в виде уплаты договорной неустойки, в связи с чем удовлетворил иск.

Доводы ответчика со ссылкой на статью 333 ГК РФ о необходимости снижения суммы взыскиваемой неустойки ввиду ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства были отклонены судом первой инстанции и обоснованы применением постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» и постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.01.2011 № 11680/10.

Суд первой инстанции также указал, что контракт является двусторонним, согласован и подписан обществом, в связи с чем отклонил ссылку последнего на то, что специфика заключения государственного контракта может привести к ущемлению интересов исполнителя.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отклонил довод общества о необходимости расчета неустойки исходя из суммы долга (суммы неисполненных в срок работ), а не от общей суммы контракта, руководствуясь условиями контракта и положениями статьи 431 ГК РФ, то есть буквальным толкованием его условий.

Суд апелляционной инстанции также указал, что в силу статьи 9 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (действовавшего в период спорных правоотношений; далее – Закон о размещении заказов) неустойка (штраф пени) начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства предусмотренного государственным или муниципальным контрактом начиная со дня, следующего после дня истечения установленного государственным или муниципальным контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается государственным или муниципальным контрактом в размере не менее одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Арбитражный суд кассационной инстанции с таким правовым подходом согласился.

Анализ судебной практики выявил отсутствие единообразия в применении статей 330-333 ГК РФ при частичном исполнении обязательств, возникающих из договора подряда.

Так, в ряде случаев арбитражные суды исходят из допустимости начисления неустойки от общей цены договора (в частности постановление ФАС Поволжского округа от 19.05.2010 по делу №А12- 17506/2009; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.10.2010 по делу №А32-5345/2010; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.06.2010 по делу №А32-4011/10). При этом суды отмечают, что включение в договор условия о том, что неустойка исчисляется от его общей цены, не противоречит положениям Закона № 94-ФЗ.

Вместе с тем, в судебно-арбитражной практике можно выявить иной подход при рассмотрении споров о взыскании неустойки при частичном исполнении обязательства, согласно которому при наличии в договоре промежуточных сроков исполнения выполнения работ применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации (в частности, постановление ФАС Уральского округа от 12.05.20147 по делу № А50-7278/13, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2012 по делу № А53- 8967/2011). Суды также указывают, что размер неустойки должен определяться, исходя из стоимости просроченного исполнением обязательства, а не от общей цены договора (в частности, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2013 по делу А32-3152/13).

В соответствии с частью 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В силу части 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней признается определенная законом или договором денежная сумма которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Неустойка как способ обеспечения обязательства должна компенсировать кредитору расходы или уменьшить неблагоприятные последствия, возникшие вследствие ненадлежащего исполнения должником своего обязательства перед кредитором.

Привлечение к гражданско-правовой ответственности должно осуществляться с учетом вины нарушителя и только за неисполненное или ненадлежащим образом исполненное обязательство.

Действующее гражданское законодательство допускает исполнение обязательства по частям (статьи 311 ГК РФ), и стороны в рассматриваемом случае такую возможность предусмотрели (пункт 4.1 государственного контракта).

Начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ, противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному частью 1 статьи 1 ГК РФ поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, таким образом, причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем, превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Возможность расчета неустойки исходя из общей стоимости работ указанной в п. 3.1 контракта, предусмотрена положениями данного контракта.

Отклоняя довод общества о несправедливом договорном условии контракта в части начисления неустойки, суды, по мнению коллегии, не учли следующее.

В силу статьи 1 Закона о размещении заказов он регулировал отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, в том числе устанавливал единый порядок размещения заказов в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, обеспечения гласности и прозрачности предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

Закон о размещении заказов являлся комплексным законодательным актом, содержащим нормы как публичного, так и частного права.

Согласно части 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Закон о размещении заказов в основном состоял из норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

Сам проект контракта в силу прямого указания названного закона являлся элементом процедуры размещения заказа, и оспорить его условия можно было только путем подачи жалобы на положения конкурсной документации о торгах либо извещения о проведении запроса котировок то есть по основаниям, в порядке и в сроки, установленные непосредственно названным нормативным правовым актом. Не обжалованный на стадии размещения заказа проект контракта подлежал безоговорочному подписанию лицом, победившим на торгах или по результатам запроса котировок. Размещение заказа могло быть признано недействительным по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления только судом (статья 57 Закона о размещении заказов).

Составление протокола разногласий к проекту контракта предусматривалось Законом о размещении заказов лишь при проведении открытого аукциона в электронной форме. Однако участник аукциона, с которым заключался контракт, был вправе составить протокол разногласий только к тем положениям проекта контракта, которые не соответствовали извещению о проведении открытого аукциона в электронной форме документации об этом аукционе и заявке на участие в нем самого участника (часть 4.1 статьи 41.12 Закона о размещении заказов).

Частью 6 статьи 20, частью 6 статьи 32, частью 6 статьи 41.1, частью 4 статьи 46, часть 7 статьи 53 Закона о размещении заказов был установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком уполномоченным органом, аукционной (конкурсной, котировочной комиссиями при проведении аукциона, конкурса, запроса котировок.

Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее контракт лишено возможности выразить собственное волеизъявление в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом (договор присоединения).

Таким образом, включая в проект контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон. Однако победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.

Соответствующая правовая позиция отражена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 № 11535/13.

Кроме того, Закон о размещении заказов (статья 19) предусматривал возможность включения исполнителей в реестр недобросовестных поставщиков, то есть, помимо частно-правовых механизмов защиты заказчик обладал публично-правовым механизмом воздействия на исполнителя.

При названных обстоятельствах выводы судов о правомерности включения в текст государственного контракта условия о возможности начисления неустойки на общую суммы контракта, а не на стоимость просроченного обязательства, отклонивших в связи с этим ссылку общества на злоупотребление государственным заказчиком правом (статья 10 ГК РФ), представляются ошибочными.

В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащейся в пункте 9 постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Согласно пункту 8 названного постановления в случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры предусмотренные законом.

Включение в проект контракта явно несправедливого договорного условия, ухудшающего положение более слабой стороны в договоре (исполнителя), оспаривание которого осложнено особенностями процедуры, предусмотренной Законом о размещении заказов, поставило заказчика в более выгодное положение и позволило последнему извлечь необоснованное преимущество.

Кроме того, возражая против удовлетворения иска, ответчик ссылался на задержку выполнения работ по вине заказчика ввиду несвоевременного предоставления документации и несовершения действий предусмотренных контрактом. Данный довод не был принят во внимание по мотиву того, что ответчик не воспользовался своим правом на приостановление работ со ссылкой на часть 1 статьи 719 ГК РФ.

Между тем, по мнению коллегии судей, продолжение работ подрядчиком при наличии оснований для их приостановления на основании статьи 719 ГК РФ само по себе не исключает возможности применения судом положений статьи 404 ГК РФ для определения размера ответственности при наличии вины кредитора. Однако суды не применили упомянутые положения ГК РФ, в нарушение пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не обосновав их неприменение.

При таких обстоятельствах дело подлежит передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра состоявшихся судебных актов в порядке надзора.

Руководствуясь статьями 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, коллегия судей

ОПРЕДЕЛИЛА:

1. Передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело № А53-10062/13 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Ростовской области от 15.11.2013, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2014 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.03.2014.

2. Направить копии определения и заявления лицам, участвующим в деле.

3. Предложить лицам, участвующим в деле, представить в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отзывы на заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора до 27.06.2014.

Председательствующий ______________ И.В. Панова судья Судья ______________ А.И. Бабкин Судья ______________ С.В. Сарбаш

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 311 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта