Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-57 от 13.09.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 5-КГ16-57

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 13 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С В .

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Компания О.С.К.» к обществу с ограниченной ответственностью «Гаражный комплекс «АвтоСейв Колдину М М , Прохоровой В А о признании права собственности и об истребовании имущества из чужого незаконного владения по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Компания О.С.К.» на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., представителя ООО «Компания О.С.К.» в лице его генерального директора Одинцова А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв» в лице его директора Останина М.Г. и представителей по доверенности Кудрявцева Ю.А. и Харламова АО., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Компания О.С.К.» обратилось в суд с иском к ответчикам ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв», Колдину М.М., Прохоровой В.А. и с учетом дополнений и уточнений исковых требований просило признать право собственности ООО «Компания О.С.К.» на нежилые помещения расположенные по адресу: г. , распределенные истцу «Актом распределения долей в натуре между собственниками многоэтажного гаража по адресу: » от 30 сентября 2002 г., истребовать их из незаконного владения ответчиков, а также признать право на долю в общей собственности на помещения общего и служебного назначения в здании, расположенном по адресу; г.,

в размере 9492/10000.

Требования истца мотивированы тем, что ООО (ранее - ТОО) «Компания О.С.К.» на основании инвестиционного договора от 28 августа 1996 г. № 40, заключенного с застройщиком ТОО «Базис-БиБ» (в настоящее время - ООО «БАЗИС-БИБ»), как инвестор осуществило капитальные вложения в строительство гаражного комплекса по адресу: г. ,,

с привлечением ТОО «Компания О.С.К.» денежных средств третьих лиц. В соответствии с законодательством об инвестиционной деятельности объект капитальных вложений в силу закона находился в собственности инвесторов - ТОО «Компания О.С.К.» и ТОО «Базис-БиБ».

Вследствие изменения корпоративного законодательства и недобросовестного поведения одного из участников общества ООО «Компания О.С.К.» с 1998 года по 2010 год было лишено возможности избрать исполнительный орган и не могло вести хозяйственную деятельность. Решением Жуковского городского суда от 10 декабря 2009 г по заявлениям граждан, денежные средства которых были привлечены для строительства гаража, установлен юридический факт того, что ТОО «Компания О.С.К.» произвело затраты на строительство гаражного комплекса в размере 10 205 361 руб. в ценах 2002 года, а ТОО «Базис-БиБ» в размере 545 800 руб.

После возобновления в 2010 году деятельности истцу стало известно о том, что преступными действиями третьих лиц, действующих от имени руководства ООО «БАЗИС-БИБ», право собственности на введенный в 2002 году в эксплуатацию гаражный комплекс без ведома и согласия истца было в полном объеме зарегистрировано за ООО «БАЗИС-БИБ», чем было совершено хищение результатов капитальных вложений истца. Данные обстоятельства установлены приговором Кузьминского районного суда г. Москвы от 21 февраля 2005 г.

При рассмотрении в 2010 году арбитражным судом дел с участием истца по спорам об указанном имуществе истец узнал также о том, что 28 марта 2003 г. названные выше лица от имени ООО «БАЗИС-БИБ» по договору ипотеки передали гаражный комплекс в залог ОАО АКБ

«Тверьуниверсалбанк» в качестве обеспечения исполнения обязательств по заведомо безвозвратному кредиту. Задолженность по кредиту была взыскана в судебном порядке, а заложенный гаражный комплекс в рамках исполнительного производства был передан в собственность ОАО АКБ «Тверьуниверсалбанк» на основании постановления судебного пристава исполнителя от 5 июля 2004 г. Впоследствии ОАО АКБ «Тверьуниверсалбанк» учредило ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв» и внесло спорный гаражный комплекс в уставный капитал данного общества С 2006 года собственниками гаражных боксов в гаражном комплексе являются физические лица, в том числе Колдин М.М. и Прохорова В.А.

Истец полагает, что на основании инвестиционного контракта имеет право на долю в спорном здании, отчужденную помимо его воли, в том числе на индивидуально определенные помещения, а также на долю в общем имуществе в размере 9492/10000, и вправе истребовать данное имущество из незаконного владения ответчиков.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 14 ноября 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 апреля 2014 г., в удовлетворении исковых требований было отказано по мотиву пропуска ООО «Компания О.С.К.» срока исковой давности.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2014 г. решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 14 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от

10 апреля 2014 г. отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2015 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции ООО «Компания О.С.К.» заявило об отказе от иска к Прохоровой В.А. и Колдину М.М.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2015 г. решение суда

первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем поставлен вопрос о передаче

кассационной жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании

Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации для отмены указанных судебных постановлений и направления

дела на новое рассмотрение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации

Асташова С В . от 26 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для

рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским

делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами при разрешении данного спора.

Судом по делу установлено, что 28 августа 1996 г. между ТОО «Базис-БиБ» (застройщиком) и ТОО «Компания О.С.К.» (инвестором) был заключен инвестиционный контракт № 40, по условиям которого застройщик обязался построить многоэтажный гаражный комплекс по адресу: г. ,,

с передачей сторонам построенного здания пропорционально вложенным средствам.

Актом от 30 августа 2002 г. многоэтажный гараж-стоянка на 192 машиноместа площадью 8023,3 кв.м введен в эксплуатацию, издано распоряжение префекта ЮАО г. Москвы от 24 сентября 2002 г. № 01-41-1964, объекту присвоен адрес: .

На основании указанных акта и распоряжения префекта зарегистрировано право собственности ООО «БАЗИС-БИБ» на все здание гаража площадью 8 023,3 кв.м, о чем 31 октября 2002 г. выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Согласно актам от 1 октября 2002 г., подписанным совместно руководителями ТОО «Компания О.С.К.» и ТОО «Базис-БиБ», инвесторы передали гаражные боксы в здании гаража ряду граждан, в том числе Колдину М.М. и Прохоровой В.А.

30 сентября 2002 г. ТОО (позднее - ООО) «Компания О.С.К направила письмо ООО «БАЗИС-БИБ» с просьбой рассмотреть вопрос о распределении имущества многоэтажного гаражного комплекса, введенного в эксплуатацию, в отношении которого возник спор, в соответствии с условиями инвестиционного контракта, заключенного между сторонами

(т. 1,л.д. 107).

2 октября 2002 г. ООО «БАЗИС-БИБ» ответило ТОО (позднее - ООО)

«Компания О.С.К.» о том, что рассмотрит его предложения в конце 2002 года

(т. 1,л.д. 131).

В связи с нерассмотрением предложений, изложенных в письме от 30 сентября 2002 г., ТОО (позднее - ООО) «Компания О.С.К.» 15 апреля 2003 г. направила новое письмо ООО «БАЗИС-БИБ» с просьбой рассмотреть данные предложения (т. 1, л.д. 132).

1 июня 2003 г. ООО «БАЗИС-БИБ» направило ответ о том, что исполнение принятых на себя обязательств задерживается в связи с организационными мероприятиями (назначением нового генерального директора и исправлением ошибок в работе прежнего) (т. 1, л.д. 133).

На последующее письмо ТОО (позднее - ООО) «Компания О.С.К.» от 12 января 2004 г. о распределении имущества многоэтажного гаражного комплекса ООО «БАЗИС-БИБ» в ответе от 7 июля 2004 г. сослалось на возможность такого распределения лишь после решения арбитражного суда в отношении займа, сделанного прежним директором предприятия (т. 1, л.д. 134, 135).

Судом также установлено, что 28 марта 2003 г. лицами действовавшими от имени ООО «БАЗИС-БИБ», с ОАО «Тверьуниверсалбанк» заключен кредитный договор, по которому в обеспечение обязательств заемщика заключен договор залога (ипотеки здания спорного гаража.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 15 октября 2003 г. с ООО «БАЗИС-БИБ» в пользу ОАО «Тверьуниверсалбанк» взыскана задолженность по кредитному договору и обращено взыскание на заложенное имущество.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя отдела службы судебных приставов по ЮАО ГУ МЮ РФ по г. Москве от 5 июля 2004 г. № и акта передачи имущества от 5 июля 2004 г. на здание по адресу: , 13 августа 2004 г. зарегистрировано право собственности ОАО АКБ «Тверьуниверсалбанк».

На основании Устава вновь созданного ООО «Гаражный кооператив «АвтоСейв», утвержденного протоколом от 2 сентября 2004 г. ОАО «Тверьуниверсалбанк», и акта приема-передачи от 13 сентября 2004 г. право собственности на здание по адресу зарегистрировано за ООО «Гаражный комплекс «АвтоСэйв», о чем 6 сентября 2004 г. выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Определением Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 января 2006 г. утверждено мировое соглашение, заключенное между ООО «Гаражный комплекс «АвтоСэйв» и Колдиным М.М., по условиям которого стороны обязуются заключить договор купли-продажи нежилого помещения - гаража 1У-33 площадью 41,8 кв.м, расположенного в здании по адресу:,

в том числе бокса № 37 площадью 20,9 кв.м и подсобного помещения № 55 площадью 20,9 кв.м., с доплатой 2000 долларов США.

Аналогичные соглашения утверждены Нагатинским районным судом г. Москвы в 2006 году между ООО «Гаражный комплекс «АвтоСэйв» и Прохоровой В.А., а также рядом других граждан.

На основании мирового соглашения, утвержденного определением Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 января 2006 г., договора купли-продажи от 11 апреля 2006 г. и передаточного акта от И апреля 2006 г. право собственности на нежилое помещение площадью 41,8 кв.м по адресу: , зарегистрировано за Колдиным М.М., о чем 29 июня 2006 г. выдано свидетельство о государственной регистрации права.

На основании мирового соглашения, утвержденного определением Нагатинского районного суда г. Москвы от 27 января 2006 г., договора купли-продажи от 11 апреля 2006 г. и передаточного акта от 11 апреля 2006 г. право собственности на нежилое помещение площадью 34,6 кв.м по адресу: зарегистрировано за Прохоровой В.А., о чем 11 июля 2006 г. выдано свидетельство о государственной регистрации права.

6 января 2004 г. принято постановление о возбуждении уголовного дела по поводу мошеннических действий лиц, выступавших от имени руководства ООО «БАЗИС-БИБ» (т. 1, л.д. 95-96).

Приговором Кузьминского районного суда г. Москвы от 21 февраля 2005 г. указанные выше лица признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (т. 1, л.д. 97-100).

Решением Жуковского городского суда Московской области от

10 декабря 2009 г. удовлетворено заявление Занина А.В., Заниной Т.А. и Курганова В.А. к ООО «Компания О.С.К.» и ООО «БАЗИС-БИБ» об установлении юридического факта, установлено, что затраты на строительство гаража ООО «БАЗИС-БИБ» в ценах 2002 г. составили 545 800 руб., ООО «Компания О.С.К.» - 10 205 361 руб. Представитель ООО «Компания О.С.К.» участвовал в судебном заседании, против удовлетворения требований не возражал. Решение суда вступило в законную силу 22 декабря 2009 г. (т. 1, л.д. 137-138).

Из приведенных выше установленных судом обстоятельств следует что предметом спора являются нежилые помещения в многоэтажном гаражном комплексе.

Данный гаражный комплекс создан в результате исполнения

заключенного 28 августа 1996 г. между ТОО «Базис-БиБ» и ТОО «Компания

О.С.К.» инвестиционного договора.

Вступившим в законную силу решением Жуковского городского суда от 10 декабря 2009 г. установлен юридический факт того, что вложения ТОО «Компания О.С.К.» в создание спорного объекта составили 10 205 361 руб. в ценах 2002 г. (94,9%), а ТОО «Базис-БиБ» - 545 800 руб. (5,1%).

Отказывая в удовлетворении требований, суд указал, что требования ООО «Компания О.С.К.» по своему содержанию являются виндикационными, которые истец не вправе предъявлять, поскольку никогда не являлся собственником этого имущества, его право собственности на объекты недвижимого имущества не было зарегистрировано в установленном законом порядке.

По мнению суда, право истца требовать передачи ему индивидуально определенных объектов недвижимости отпало в связи с передачей их должником - ТОО «БАЗИС-БИБ» - другому кредитору.

С такими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

При этом судебные инстанции руководствовались положениями статей 301, 302, 223, 398 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьи 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судебными инстанциями неправильно применены нормы материального права.

Так, к отношениям по созданию спорного объекта недвижимости подлежали применению положения Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее - Закон Российской Федерации об инвестиционной деятельности), а также закона РСФСР от 26 июня 1991 г. № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» (далее - Закон РСФСР об инвестиционной деятельности).

Согласно статье 1 Закона Российской Федерации об инвестиционной деятельности инвестициями являются денежные средства, ценные бумаги иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного

полезного эффекта.

Капитальными вложениями являются инвестиции в основной капитал

(основные средства), в том числе затраты на новое строительство,

реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий,

приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектно-

изыскательские работы и другие затраты.

Статьей 4 данного закона установлено, что субъектами инвестиционной деятельности являются:

- инвесторы, которые осуществляют капитальные вложения на территории Российской Федерации с использованием собственных и (или привлеченных средств в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 2);

- заказчики, уполномоченные на то инвесторами (пункт 3 );

- подрядчики - физические и юридические лица, которые выполняют работы по договору подряда и (или) государственному или муниципальному контракту, заключаемым с заказчиками в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (пункт 4);

-пользователи объектов капитальных вложений - физические и юридические лица, в том числе иностранные, а также государственные органы, органы местного самоуправления, иностранные государства международные объединения и организации, для которых создаются указанные объекты. Пользователями объектов капитальных вложений могут быть инвесторы (пункт 5).

Субъект инвестиционной деятельности вправе совмещать функции двух и более субъектов, если иное не установлено договором и (или государственным контрактом, заключаемыми между ними (пункт 6).

Как следует из установленных судом обстоятельств, истец осуществлял функцию инвестора, произведя финансирование 94,9% строительства, а ТОО «БАЗИС-БИБ» - функции подрядчика и инвестора, осуществившего финансирование 5,1% строительства.

В соответствии со статьей 6 названного выше закона инвесторы имеют равные права на владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений.

Согласно пункту 3 статьи 7 Закона РСФСР об инвестиционной деятельности, действовавшего на момент возникновения спорных отношений, а на момент разрешения спора судом - в части не противоречащей названному выше Закону Российской Федерации от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ, незавершенные объекты инвестиционной деятельности являются долевой собственностью субъектов инвестиционного процесса до момента приемки и оплаты инвестором (заказчиком выполненных работ и услуг.

Пунктом 3 статьи 3 Закона Российской Федерации об инвестиционной

деятельности объект инвестиционной деятельности, строительство которого

осуществляется с привлечением внебюджетных источников финансирования

на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной

собственности, по договору, заключенному с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием до 1 января 2011 г. и предусматривающему распределение площади соответствующего объекта инвестиционной деятельности между сторонами данного договора признается долевой собственностью сторон данного договора до момента государственной регистрации права собственности на этот объект в соответствии со статьей 24.2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» с учетом распределения долей, предусмотренного данным договором. Государственная регистрация права долевой собственности на эти незавершенные объекты инвестиционной деятельности не требуется.

Данный пункт был введен Федеральным законом от 12 декабря 2011 г. № 427-ФЗ «О внесении изменений в статьи 2 и 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Согласно пункту 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов приобретается этим лицом.

Положения статьи 219 названного кодекса о том, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации возникает с момента такой регистрации, сами по себе не означают, что лицо создавшее объект незавершенного строительства своими силами либо за свой счет, не имеет на него никаких прав либо то, что его права не подлежат защите.

Таким образом, в случае незаконного отчуждения объекта капитальных вложений были нарушены не только обязательственные права инвестора как стороны инвестиционного договора, но и его вещные права на результат инвестиционной деятельности.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права.

В случае признания судом права собственности данный собственник имеет право на удовлетворение его требований способом, предусмотренным статьями 301 и 302 указанного кодекса, - путем истребования имущества из чужого незаконного владения.

Лицо, право собственности которого не было зарегистрировано, не лишено права заявлять одновременно два требования - о признании права

собственности и об истребовании имущества.

Последовательное предъявление требований - вначале о признании права собственности, а после вступления решения в силу - об истребовании имущества, обязательным не является.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

Право собственности на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца (пункт 36).

Таким образом, регистрацией права собственности на объект капитальных вложений только за одним инвестором, доля финансового участия которого составляет 5,1%, нарушено право долевой собственности истца на созданный объект инвестиционной деятельности, существовавшее в силу приведенных выше положений закона, при том, что доля инвестиций истца составила 94,9%.

В соответствии со статьей 6 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 данного кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что права ООО «Компания О.С.К.» как инвестора на созданный объект капитального

строительства подлежат защите, в связи с чем доводы судебных инстанций о

применении судами к спорным правоотношениям положений только обязательственного права и о неприменении законов об инвестиционной деятельности, а также положений статей 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации являются ошибочными.

Также Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебными инстанциями неправильно применены нормы материального права о сроке исковой давности.

Как указано в решении суда, поскольку истцом предъявлены требования о признании права собственности и об истребовании имущества из чужого незаконного владения, к спорным правоотношениям подлежит применению общий срок исковой давности - три года, предусмотренный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение которого в соответствии с пунктом 1 статьи 200 данного кодекса начинается со дня когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как указал суд первой инстанции, таким моментом для истца является регистрация права собственности ответчиков на объекты недвижимого имущества, в том числе ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв» - в 2004 году, Прохоровой В.А., Колдина М.М. - в 2006 году, из чего судом сделан вывод о том, что о нарушении своего права ООО «Компания О.С.К.» должно было узнать не позднее 2006 года.

Суд апелляционной инстанции согласился с таким выводом дополнительно указав, что срок исковой давности начал течь и с 30 декабря 1997 г. - с того момента, когда по инвестиционному договору ООО «БАЗИС БИБ» должно было окончить строительство и передать объект истцу.

Кроме того, судом апелляционной инстанции указано, что истцу было известно о регистрации в 2002 году права собственности ООО «БАЗИС БИБ» на весь объект капитальных вложений.

Таким образом, судебными инстанциями указано несколько событий, с которыми они связывают начало течения срока исковой давности по одним и тем же требованиям.

Между тем, нарушение срока окончания строительства предусмотренного инвестиционным договором, не является основанием для начала течения срока исковой давности по требованию о праве на завершенный объект строительства.

Неправильное определение начала течения срока исковой давности судом апелляционной инстанции, как определенного договором срока окончания строительства, нарушает права заявителя, так как в таком случае

при нарушении срока строительства объекта срок исковой давности начинает течь раньше, чем возникает право на получение введенного в эксплуатацию

объекта капитального строительства, а в случае нарушения срока

строительства более чем на три года срок исковой давности заканчивался бы

ранее ввода объекта в эксплуатацию.

Как указывает заявитель, истец являлся инвестором в отношении спорного объекта, а ООО «БАЗИС-БИБ» - инвестором и застройщиком.

Как видно из судебных постановлений, объект строительства находился в фактическом владении ООО «БАЗИС-БИБ» как инвестора застройщика.

При этом истец ссылался на то, что ООО «БАЗИС-БИБ» как контрагент по договору и соинвестор неоднократно в письменном виде признавало право истца на помещения гаражного комплекса начиная с октября 2002 года (т. 1, л.д. 131) и впоследствии подтверждало это неоднократно (т. 1, л.д. 133, 135).

Кроме того, ТОО «Компания О.С.К.» и ТОО «Базис-Биб осуществляли совместное распоряжение помещениями в гаражном комплексе путем передачи гаражных боксов гражданам во владение и пользование, в частности Прохоровой В.А. и Колдину М.М. в октябре 2002 года (т. 3, л.д. 203).

Согласно статье 203 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново, время, истекшее до перерыва не засчитывается в новый срок.

На изложенные выше обстоятельства и положения закона было указано в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2014 г. при отмене предыдущих судебных постановлений по настоящему делу и направлении дела на новое рассмотрение.

Между тем, суд апелляционной инстанции вновь не дал этим обстоятельствам никакой оценки.

Введение ТОО «Базис-БиБ» как контрагентом по договору застройщиком и соинвестором, гаражного комплекса в эксплуатацию само по себе могло не расцениваться истцом как нарушение права, с учетом того, что ТОО «Базис-БиБ» признавало и не оспаривало право истца, о пропуске срока не заявляло.

Таким образом, судом апелляционной инстанции, указавшим в качестве одного из вариантов начала течения срока исковой давности на момент ввода гаражного комплекса в эксплуатацию, необоснованно не учтены перерывы этого срока письменными признаниями долга.

Также Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации полагает, что судом первой инстанции момент начала

течения срока исковой давности определен неправильно, как момент

регистрации права собственности ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв», Колдина М.М., Прохоровой В.А., поскольку судом не указано, в силу каких обстоятельств истец должен был незамедлительно об этом узнать.

В соответствии с приведенными выше положениями статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации начало течения срока давности определяется субъективным моментом, устанавливаемым исходя из объективных обстоятельств дела, - когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права.

Между тем, суд определил начало течения срока исключительно объективным моментом - регистрацией права собственности ответчиков, о чем истец не знал и не мог знать, так как не участвовал в процедуре регистрации права и не был уведомлен об этом.

Как следует из установленных судебными инстанциями обстоятельств спорное имущество выбыло из правообладания инвесторов - ТОО «Компания О.С.К.» и ТОО «Базис-БиБ» - в результате преступных действий физических лиц, которые на основании поддельных документов осуществили регистрацию права собственности на гаражный комплекс за ТОО «Базис БиБ» и от имени последнего заключили договор залога этого имущества с ОАО АКБ «Тверьуниверсалбанк» в обеспечение обязательств по полученному преступниками в банке заведомо невозвратному кредиту.

Данные обстоятельства установлены вступившим в силу приговором Кузьминского районного суда г. Москвы от 21 февраля 2005 г., которым осуждены указанные выше лица.

На основании названного выше договора залога в процессе исполнения судебным приставом-исполнителем решения арбитражного суда об обращении взыскания на спорное имущество оно перешло к ОАО АКБ «Тверьуниверосалбанк», которое, в свою очередь, учредило ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв», передав данное имущество вновь образованному юридическому лицу в качестве взноса в уставный капитал.

Таким образом, спорное имущество выбыло из правообладания соинвесторов без их участия в результате преступных действий третьих лиц о чем истец не знал и не мог знать, в том числе о переходе права собственности к ОАО АКБ «Тверьуниверсалбанк», ООО «Гаражный комплекс «АвтоСейв», Колдину М.М., Прохоровой В.А., в связи с чем момент регистрации перехода права собственности сам по себе нельзя рассматривать как начало течения срока исковой давности, предусмотренное статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.

О нарушении права истца, о переходе права собственности на спорное

имущество к этим лицам истцу не было и не могло быть известно.

Между тем, оценки этим обстоятельствам в обжалуемых судебных

постановлениях не дано.

Других обстоятельств, кроме изложенных выше, с которыми судебные инстанции связывали бы начало течения срока исковой давности, в решении суда и апелляционном определении не указано.

С учетом изложенного доводы кассационной жалобы о незаконном отказе в иске по мотиву пропуска срока исковой давности, заслуживают внимания.

Необоснованным является и довод судебных инстанций о невозможности истребования спорного имущества у добросовестного приобретателя.

Из установленных судами обстоятельств следует, что имущество выбыло из правообладания соинвесторов помимо их воли в результате противоправных действий третьих лиц. Данный факт установлен вступившим в силу приговором суда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Таким образом, в тех случаях, когда имущество выбыло помимо воли правообладателя, оно может быть истребовано и у добросовестного приобретателя.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами при разрешении данного спора были существенно нарушены нормы материального права.

Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены решения Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 октября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 301 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта