Информация

Решение Верховного суда: Определение N 127-КГ15-6 от 19.05.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 127-КГ15-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 мая 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Киселева А.П., Асташова С В .

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Сакской межрайонной прокуратуры Автономной Республики Крым к Ивановскому сельскому Совету Сакского района Автономной Республики Крым и Шипицыной А А о признании недействительными решений о передаче земельного участка в собственность, государственного акта о праве собственности на земельный участок и о возврате земельного участка, а также по аналогичным самостоятельным требованиям третьих лиц Соколовской В Т , Соколовского И И Соколовского С И , Турубары Н И , Турубары Е И к Ивановскому сельскому Совету Сакского района Автономной Республики Крым и Шипицыной А А по кассационной жалобе Шипицыной А А на решение Сакского горрайонного суда от 5 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 6 августа 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сакская межрайонная прокуратура Автономной Республики Крым обратилась в суд с иском к Ивановскому сельскому Совету Сакского района Автономной Республики Крым и Шипицыной А.А. о признании недействительными пункта 14 решения Ивановского сельского Совета Сакского района Автономной Республики Крым от 25 июля 2003 г. № 45 «Об изъятии и предоставлении земельных участков гражданам», решения Ивановского сельского Совета от 6 июня 2008 г. № 225 «Об утверждении технической документации по землеустройству в части составления документов», удостоверяющих право собственности Шипицыной А.А. на земельный участок, о признании недействительным государственного акта о праве собственности Шипицыной А.А. на земельный участок площадью

га, расположенный по , в с сельского Совета Сакского района Автономной Республики Крым, и возврате этого участка Ивановскому сельскому Совету.

В обоснование заявленных исковых требований указано, что д. по

в с. , где расположен спорный земельный участок, является многоквартирным, вследствие чего не допускается передача земельного участка под этим домом в собственность граждан собственников квартир. По мнению прокурора, соответствующий земельный участок может быть передан бесплатно в собственность или в пользование только объединению собственников квартир многоквартирного дома. Кроме того, указано, что передача земельного участка в собственность Шипицыной А.А. произведена с нарушением установленного законом порядка, поскольку этот земельный участок не находился в ее пользовании, а также отсутствовал проект землеустройства.

Третьи лица Соколовская ВТ. Соколовский И.И., Соколовский СИ Турубара Н.И., Турубара Е.И. заявили самостоятельные требования в отношении предмета иска, просили признать недействительными указанные выше решения Ивановского сельского Совета и государственный акт о праве собственности Шипицыной А.А. на земельный участок, указав, что они являются собственниками кв. в д. по в с. . Государственные акты о праве собственности на земельные участки под этим домом выданы только на имя Соколовской ВТ. и Шипицыной А.А., при этом границы земельного участка, передаваемого в

собственность Шипицыной А.А., с ними не согласовывались.

Соколовская ВТ. согласилась на оформление государственного акта Шипицыной А.А. только при условии свободного прохода через участок ответчика к своему земельному участку. В государственном акте, выданном на имя Шипицыной А.А., неверно указан адрес жилого дома и земельного участка. Проход на земельный участок, принадлежащий Соколовской В.Т., в соответствии с порядком, сложившимся в течение более 25 лет, возможен только через земельный участок ответчика, которая с 2010 года стала этому препятствовать.

Шипицына А.А. с иском не согласилась, заявив в том числе о пропуске срока исковой давности.

Решением Сакского горрайонного суда Республики Крым от 5 февраля 2014 г. исковые требования прокурора, а также самостоятельные требования третьих лиц удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 16 августа 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба Шипицыной А.А. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Шипицына А.А. просит отменить решение Сакского горрайонного суда от 5 февраля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 6 августа 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С В . от 6 апреля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От Соколовской ВТ. поступили письменные объяснения, в которых она просит отказать в удовлетворении кассационной жалобы Шипицыной А.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе и в объяснениях на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения

судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 6 августа 2014 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса

Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных

постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения

норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход

дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при разрешении данного спора.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Шипицына А.А и Применко Е В . являются в равных долях сособственниками кв. в д. по

в с. , а Соколовская В.Т., Соколовский И.И Соколовский СИ., Турубара Н.И., Турубара Е.И. - сособственниками в равных долях кв. в этом доме (л.д. 17, 18).

Указанный дом является двухквартирным и расположен на земельном участке, общая площадь которого судом не установлена.

Решением Ивановского сельского Совета Сакского района Автономной Республики Крым от 25 июля 2003 г. № 45 «Об изъятии и предоставлении земельных участков гражданам» в собственность Шипицыной А.А. передан приусадебный участок ее квартиры площадью 0,05 га как предоставленный ей ранее в постоянное пользование (л.д. 8).

Решением Ивановского сельского Совета от 6 июня 2008 г. № 225 «Об утверждении технической документации по землеустройству в части составления документов» утверждена техническая документация по землеустройству в части составления документов, удостоверяющих право собственности Шипицыной А.А. на земельный участок по указанному выше адресу площадью га для строительства и обслуживания жилого дома хозяйственных построек и сооружений; внесены изменения в предшествующее решение Совета от 25 июля 2003 г. № 45 в части размера земельного участка - га вместо га; постановлено выдать Шипицыной А.А. государственный акт о праве собственности на этот земельный участок (л.д. 10).

При подготовке технической документации по землеустройству план данного участка с его границами согласован с владельцами соседних участков, в том числе с Соколовской В.Т. (л.д. 20).

Соколовская ВТ. на основании решения Ивановского сельского Совета

от 25 апреля 2003 г. № 38 является собственником земельного участка

площадью га по адресу: район, с. ,,

границы которого при подготовке технической документации по

землеустройству согласованы, в том числе с Шипицыной А.А. (л.д. 75, 120,

126).

Решением Ивановского сельского Совета от 16 декабря 2011 г. № 100

земельному участку Шипицыной А.А. присвоен почтовый адрес:,

д. а (л.д. 127).

Удовлетворяя требования прокурора и третьих лиц, суд первой инстанции указал, что д. по в с. является многоквартирным, а следовательно, земельный участок под ним мог быть передан в собственность или предоставлен в пользование только объединению собственников квартир или предприятиям, учреждениям и организациям, которые осуществляют управление эти домом. Судом также указано, что Соколовский СИ., Соколовский И.И., Турубара Н.И. не согласовывали план земельного участка Шипицыной А.А., а также указано на нарушение процедуры подготовки землеустроительной документации при передаче земельного участка в собственность Шипицыной А.А.

При этом судом указано, что срок исковой давности не пропущен поскольку о нарушениях земельного законодательства прокурор узнал только в 2013 году.

Суд апелляционной инстанции с такими выводами согласился, указав дополнительно, что о пропуске срока исковой давности третьими лицами заявившими самостоятельные требования, Шипицыной А.А. указано не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие выводы сделаны судебными инстанциями с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы представления.

Под интересами законности, которые дают суду основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы, в соответствии со статьей 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует понимать, в том числе необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного применения норм материального или процессуального

права в целях защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации находит, что такие основания имеются по

настоящему делу, и считает возможным и необходимым при рассмотрении

кассационной жалобы Шипицыной А.А. выйти за пределы ее доводов и

обратить внимание на допущенные по делу существенные нарушения

правовых норм, не указанные в жалобе.

Согласно положениям части 8 статьи 9 Федерального

конституционного закона от 21 марта 2014 г. № 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя» (далее - Федеральный конституционный закон № 6-ФКЗ) апелляционные жалобы, принятые к производству соответствующими апелляционными судами, действующими на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым и образования в составе Российской Федерации новых субъектов, и не рассмотренные на этот день, рассматриваются по правилам, установленным соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии со статьей 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 этого кодекса.

В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционной жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, повторно рассматривая дело по иску прокурора, обязан был руководствоваться нормами гражданского процессуального права Российской Федерации и учитывать не только нормы материального права, действовавшие на момент возникновения спорных правоотношений, но и нормы гражданского и земельного законодательства Российской Федерации, регулирующие

отношения собственности на земельные участки, поскольку требования

прокурора и третьих лиц по существу сводятся к прекращению или

признанию отсутствующим права собственности ответчика на земельный участок.

Согласно части 1 статьи 12.1 Федерального конституционного закона

№ 6-ФКЗ до 1 января 2017 г. на территориях Республики Крым и города

федерального значения Севастополя особенности регулирования имущественных, градостроительных, земельных и лесных отношений, а также отношений в сфере кадастрового учета недвижимости и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним могут быть установлены нормативными правовыми актами Республики Крым и нормативными правовыми актами города федерального значения Севастополя по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление нормативно-правового регулирования в соответствующей сфере.

Суд апелляционной инстанции на наличие таких нормативных правовых актов Республики Крым, которые могли бы быть применены при разрешении настоящего спора, не ссылался.

В соответствии с частью 8 статьи 9 названного выше федерального закона апелляционные жалобы на постановления по уголовным делам подлежат рассмотрению при условии, если предъявленное обвинение поддерживается прокурором соответствующего территориального органа прокуратуры Российской Федерации от имени Российской Федерации Вопрос относительно предъявленных прокурором гражданских исков данным законом прямо не урегулирован.

Согласно части 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского

судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи

применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а

при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления

правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

Как следует из апелляционного определения и материалов дела, при

апелляционном рассмотрении дела соответствующий территориальный орган

прокуратуры Российской Федерации к участию в деле не привлекался и

позиция соответствующего прокурора относительно предъявленных

требований не выяснялась, однако иск прокурора удовлетворен.

Поскольку прокурор не является субъектом спорных материально-

правовых отношений, то его участие в настоящем деле регулируется

положениями части 1 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса

Российской Федерации о том, что прокурор вправе обратиться в суд с

заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан,

неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов

Российской Федерации, муниципальных образований.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 125 Гражданского кодекса

Российской Федерации от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов От имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять права и обязанности, указанные в пункте 1 данной статьи, органы местного самоуправления в рамках их компетенции установленной актами, определяющими статус этих органов.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении требований прокурора, суд апелляционной инстанции не установил и не указал, в чьих конкретно интересах прокурор предъявил иск.

От разрешения вопроса о том, в чьих интересах предъявлен иск прокурором в настоящем деле, зависит и правильное разрешение вопроса о начале течения срока исковой давности.

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

К искам о прекращении права собственности, признании права собственности отсутствующим, об истребовании имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, который в силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации составляет три года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Аналогичные положения содержались в статьях 256, 257, 261 и 388 Гражданского кодекса Украины, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений.

Как разъяснено в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. № 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. № 18 «О

некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», течение срока исковой

давности начинается с указанного дня независимо от того, кто обратился за

судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его

интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на

такое обращение.

Из приведенных выше норм законодательства следует, что течение срока исковой давности по искам в защиту права государственной или муниципальной собственности начинается со дня, когда государство или муниципальное образование в лице уполномоченного органа узнало или должно было узнать о нарушении его прав как собственника имущества.

При этом гражданское законодательство связывает возможность применения судом срока исковой давности с обращением лица в суд с иском по истечении установленного законом срока, исчисляемого либо с момента когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, либо с момента когда лицо в силу осуществления им профессиональной деятельности или объективных обязательств должно было узнать о таком нарушении права, но длительное время не предпринимало никаких действий к его защите.

Как установлено обжалуемыми судебными постановлениями, право собственности у ответчика возникло в 2003 году. Судебными инстанциями удовлетворен иск прокурора, предъявленный в 2013 году.

Согласно пункту 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является рассмотрение дела в отсутствие кого либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Как следует из судебных постановлений, одним из собственников кв в д. по в с. является Применко Е.В., который судом к участию в деле не привлекался.

Между тем разрешение вопроса о том, кому принадлежит право собственности на земельный участок, на котором расположено принадлежащее Применко Е В . жилое помещение, непосредственно влияет на его право пользования этим земельным участком.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской

Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено,

что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном

соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами

материального права, которые подлежат применению к данному

правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях

аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11

Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Если имеются противоречия между нормами процессуального или материального права, подлежащими применению при рассмотрении и разрешении данного дела, то решение является законным в случае применения судом в соответствии с частью 2 статьи 120 Конституции Российской Федерации, частью 3 статьи 5 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и частью 2 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации нормы, имеющей наибольшую юридическую силу.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 35 Конституции Российской Федерации право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

Согласно статье 36 Конституции Российской Федерации граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Владение пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц Условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона.

Удовлетворяя требования прокурора и третьих лиц, судебные инстанции сослались на невозможность передачи земельного участка в собственность ответчика, поскольку он находится под многоквартирным домом.

Согласно частям 1-3 статьи 42 Земельного кодекса Украины действовавшего на момент возникновения спорных отношений, земельные участки, на которых расположены многоквартирные жилые дома, а также относящиеся к ним строения, сооружения и придомовые территории государственной или коммунальной собственности предоставляются в постоянное пользование предприятиям, учреждениям и организациям которые осуществляют управление этими домами. В случае приватизации гражданами многоквартирного жилого дома соответствующий земельный участок может передаваться бесплатно в собственность или предоставляться в пользование объединению собственников. Порядок использования земельных участков, на которых расположены многоквартирные жилые дома, а также относящиеся к ним здания, сооружения и придомовые территории, определяется совладельцами.

Пунктом 4 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской

Федерации установлено, что земельный участок, на котором расположен

многоквартирный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты принадлежат на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме.

Указанные выше особенности правового режима земельного участка обусловлены объективными обстоятельствами: множественностью пользователей земельным участком, включая как собственников жилых помещений, так и членов их семей, переменой состава этих лиц при переходе права собственности на жилые помещения, невозможностью, как правило выделения каждому из сособственников соответствующей обособленной части земельного участка, отсутствием вследствие этого сложившегося порядка пользования обособленными частями земельного участка необходимостью доступа каждого из указанных лиц к объектам общего имущества, расположенным на этом участке и т.д.

В соответствии с частью 2 статьи 382 Гражданского кодекса Украины на которую сослались судебные инстанции по настоящему делу собственникам квартир в двух- или многоквартирном жилом доме принадлежат на праве общей совместной собственности помещения общего пользования, опорные конструкции дома, механическое, электрическое сантехничное и прочие оснащения за пределами или внутри квартиры которые обслуживают больше одной квартиры, а также сооружения, здания которые предназначены для обеспечения потребностей всех собственников квартир, а также собственников нежилых помещений, которые расположены в жилом доме.

Таким образом, Гражданский кодекс Украины содержал отдельные понятия двухквартирного и многоквартирного дома.

В соответствии с пунктом 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от

28 января 2006 г. № 47, многоквартирным домом признается совокупность

двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы либо на земельный

участок, прилегающий к жилому дому, либо в помещения общего

пользования в таком доме. Многоквартирный дом содержит в себе элементы

общего имущества собственников помещений в таком доме в соответствии с

жилищным законодательством.

Однако данное постановление Правительства Российской Федерации

принято в соответствии с его полномочиями, предусмотренными статьями 15

и 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, применительно к вопросу о признании жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции (пункт 1 указанного постановления).

В соответствии с частью 2 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации в Российской Федерации различаются многоквартирные дома с количеством этажей не более чем три, состоящие из одной или нескольких блок-секций, количество которых не превышает четыре, в каждой из которых находятся несколько квартир и помещения общего пользования и каждая из которых имеет отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования, и жилые дома блокированной застройки - жилые дома с количеством этажей не более чем три, состоящие из нескольких блоков, количество которых не превышает десять и каждый из которых предназначен для проживания одной семьи, имеет общую стену (общие стены) без проемов с соседним блоком или соседними блоками расположен на отдельном земельном участке и имеет выход на территорию общего пользования.

Таким образом, жилые дома блокированной застройки не относятся к многоквартирным.

Как установлено судом и следует из материалов дела, дом по

является одноэтажным, состоит из двух квартир предназначенных для проживания одной семьи, имеющих общую стену без проемов между квартирами, каждая из которых расположена на соответствующем земельном участке, и имеет отдельный выход на него.

Согласно абзацу третьему части 6 статьи 120 Земельного кодекса Украины, действовавшего на момент издания оспариваемых актов и возникновения спорных отношений, в случае приобретения права собственности на жилой дом (кроме многоквартирного), который расположен на землях государственной или коммунальной собственности,

находящихся в пользовании другого лица, и необходимости раздела

земельного участка площадь земельного участка, который формируется, не

может быть меньше, чем максимальный размер земельных участков

соответствующего целевого назначения, определенных статьей 121

Земельного кодекса Украины (кроме случаев, когда формирование

земельного участка в таком размере является невозможным).

Указанной нормой возможность раздела земельного участка

поставлена в зависимость от возможности формирования земельного участка

соответствующего размера (делимости участка).

В соответствии с пунктом 2 статьи 39.20 Земельного кодекса

Российской Федерации в случае, если здание, сооружение, расположенные на земельном участке, раздел которого невозможно осуществить без нарушений требований к образуемым или измененным земельным участкам (далее неделимый земельный участок), или помещения в указанных здании сооружении принадлежат нескольким лицам на праве частной собственности либо на таком земельном участке расположены несколько зданий сооружений, принадлежащих нескольким лицам на праве частной собственности, эти лица имеют право на приобретение такого земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора.

Однако указанная норма введена Федеральным законом Российской Федерации от 23 июня 2014 г. № 171-ФЗ «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившим в силу в этой части с 1 марта 2015 г.

Согласно пункту 3 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации в ранее действовавшей редакции в случае, если здание (помещения в нем), находящееся на неделимом земельном участке принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора если иное не предусмотрено указанным кодексом, федеральными законами, с учетом долей в праве собственности на здание.

Исходя из смысла данной нормы содержащиеся в ней предписания относились к зданиям, расположенным на неделимом земельном участке.

Оценка возможности раздела или изменения земельного участка должна решаться с учетом требований статьи 11.9 Земельного кодекса Российской

Федерации, в частности о предельных минимальных размерах земельных участков (пункты 1, 2), недопустимости образования земельных участков,

если их образование приводит к невозможности разрешенного использования

расположенных на таких земельных участках объектов недвижимости

(пункт 4), о недопустимости раздела, перераспределения или выдела

земельных участков, если сохраняемые в отношении образуемых земельных

участков обременения (ограничения) не позволяют использовать указанные

земельные участки в соответствии с разрешенным использованием (пункт 5).

Образование земельных участков не должно приводить к вклиниванию,

вкрапливанию, изломанности границ, чересполосице, невозможности

размещения объектов недвижимости и другим препятствующим

рациональному использованию и охране земель недостаткам, а также

нарушать требования, установленные настоящим Кодексом, другими

федеральными законами (пункт 6).

Обстоятельств, свидетельствующих о неделимости земельного участка судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу не установлено.

Как следует из обжалуемых судебных постановлений и материалов дела, земельные участки, на которых расположена каждая из квартир дома по , принадлежат собственникам этих жилых помещений на праве собственности с 2003 года, хозяйственные постройки указанных лиц расположены на соответствующем земельном участке, при предоставлении земельных участков в собственность представители собственников обеих квартир взаимно согласовали планы земельных участков.

В иске третьих лиц указано, что такой порядок пользования земельными участками сложился в течение более 25 лет.

Принимая решение о признании недействительными правоустанавливающих и правоподтверждающих документов ответчика на земельный участок и прекращая, по существу, его право собственности на этот участок, судебные инстанции, включая суд апелляционной инстанции не учли, что таким способом не будет восстановлено единство земельного участка под жилым домом, поскольку наибольшая его часть находится в собственности Соколовской ВТ.

Согласно статье 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции, которым прекращено право ответчика на земельный участок площадью га, суд апелляционной инстанции тем самым установил не обусловленные объективными обстоятельствами различия в правах ответчика как собственника кв. в д. по в с. и собственника кв. в этом же доме, в чьей собственности находится земельный участок площадью га.

Указывая на несоблюдение требований о согласовании границ земельного участка ответчика и требований к оформлению землеустроительной документации, суд апелляционной инстанции не указал,

повлекло ли это в действительности, и если да, то каким образом, нарушение

прав третьих лиц на владение и пользование принадлежащим им земельным участком либо жилым помещением.

Судом апелляционной инстанции не дано оценки тому, что собственник смежного земельного участка площадью га Соколовская ВТ. согласовала план земельного участка ответчика. При этом земельный участок Соколовской ВТ. передан в собственность решением Ивановского сельского Совета от 25 апреля 2003 г. № 38, а Шипицыной А.А. - решением от 25 июля 2003 г. № 45 (л.д. 75, 76).

При установлении факта наличия препятствий во владении и пользовании третьими лицами земельным участком или жилым помещением суду следовало поставить на обсуждение сторон вопрос о том, возможно ли устранение этих препятствий иным способом, в частности путем установления сервитута.

В соответствии с пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Оставляя в силе решение суда первой инстанции о признании недействительными правоустанавливающих и правоподтверждающих документов, которыми оформлена сделка по передаче в собственность ответчика земельного участка, суд апелляционной инстанции не разрешил вопрос о последствиях их недействительности, не определил, в чью собственность и на каких условиях переходит земельный участок, на который право собственности ответчика прекращено таким решением суда.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными, непреодолимыми и

которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и

нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса

Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно

рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде

первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39

данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции

предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их

юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 6 августа 2014 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Республики Крым от 6 августа 2014 г. отменить направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 257 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта