Информация

Решение Верховного суда: Определение N 41-КГ15-16 от 28.07.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№41-КГ15-16

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 28 июля 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова СВ.,

судей Гетман Е.С., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Голубевой С Б , Никифоровой О Ю Шмаковой А Ю к администрации г. Шахты о признании права собственности на жилой дом в силу приобретательной давности по кассационной жалобе Голубевой С Б на решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 24 июля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Голубева СБ., Никифорова О.Ю., Шмакова А.Ю. обратились в суд с иском к администрации г. Шахты о признании в силу приобретательной давности права общей долевой собственности на жилой дом с верандой (лит. А, а), расположенный по ул области: за Голубевой С Б . в размере 2/3 доли, за Никифоровой О.Ю. и Шмаковой А.Ю. - по 1/6 доли.

В обоснование заявленных требований истцы указали, что являются наследниками первой очереди после смерти Рягузова Ю.П., который при жизни с 13 сентября 1988 г. по день смерти - 11 ноября 2005 г. - открыто, добросовестно и непрерывно владел данным недвижимым имуществом как своим собственным. После его смерти истцы вступили в наследство, владеют наследственным имуществом, однако не могут зарегистрировать право собственности на указанный дом, поскольку при жизни наследодателем право собственности на данное недвижимое имущество оформлено не было.

Представитель администрации г. Шахты против иска возражал ссылаясь на то, что Рягузов Ю.П. приобрел спорное имущество у предыдущего владельца по договору, оформленному распиской в простой письменной форме.

Решением Шахтинского городского суда Ростовской области от 24 июля 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г., в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Голубева С Б . ставит вопрос об отмене решения Шахтинского городского суда Ростовской области от 24 июля 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2015 г. в передаче кассационной жалобы Голубевой СБ. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 6 июля 2015 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2015 г. отменено, кассационная жалоба заявителя передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения норм права допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что истцы являются наследниками первой очереди Рягузова Ю.П., который с 13 сентября 1988 г. с семьей вселился в домовладение, расположенное по адресу: ,,

состоящее из жилого дома 1920 года постройки общей площадью кв.м и иных обслуживающих строений и сооружений (лит. А, а), зарегистрировался и проживал в нем до момента смерти - 11 ноября 2005 г. (л.д. 11-14, 26, 34-Л8).

С момента вселения Рягузов Ю.П. нес бремя содержания спорного имущества, на его имя были открыты лицевые счета на оплату коммунальных платежей, начислялись имущественный и земельный налоги (л.д. 20-23).

По данным МУП «Бюро технической инвентаризации г. Шахты титульным собственником спорного имущества значится Ещенко (Тетюхина) М.И., которая, как установлено судом, в 1954 году по расписке за плату продала его Кравцу П.С, после смерти которого имущество также по распискам за плату было отчуждено его правопреемниками Рягузову Ю.П. в 1986 году. Однако данные сделки не были заключены в установленном законом порядке, в связи с чем переход права собственности к приобретателям не произошел (л.д. 10, 15-19).

После смерти Рягузова Ю.П. истцы в установленный законом срок приняли наследство, однако право на спорное имущество в порядке наследования оформить не смогли, поскольку право собственности на него за наследодателем при жизни зарегистрировано не было.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций сослались на то, что во владении Рягузова Ю.П отсутствуют признаки добросовестности, поскольку, приобретая спорное имущество у наследников Кравца П.С, Рягузов Ю.П. должен был знать об отсутствии у него оснований для возникновения права собственности на это имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что данные выводы судебных инстанций по настоящему делу основаны на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

В пункте 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности; давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Не наступает перерыв давностного владения в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца; владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

Как указано в абзаце первом пункта 16 приведенного выше постановления, по смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Согласно абзацу первому пункта 19 этого же постановления возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее что стало собственником имущества в силу приобретательной давности вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, то есть в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула).

Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности.

Не является давностным владение, которое осуществляется по договору с собственником или иным управомоченным на то лицом, не предполагающему переход титула собственника. В этом случае владение вещью осуществляется не как своей собственной, не вместо собственника, а наряду с собственником, не отказавшимся от своего права на вещь и не утратившим к ней интереса, передавшим ее непосредственно или опосредованно во владение, как правило - временное, данному лицу Примерный перечень таких договоров приведен в пункте 15 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда - аренда, хранение, безвозмездное пользование и т.п.

В таких случаях в соответствии со статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации давностное владение может начаться после истечения срока владения имуществом по такому договору, если вещь не будет возвращена собственнику и не истребована им, но не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

В отличие от указанных выше договоров наличие каких-либо соглашений с титульным собственником или иным уполномоченным лицом направленных на переход права собственности, не препятствует началу течения срока приобретательной давности.

По смыслу положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено и в том случае, если владение началось по соглашению с собственником или иным лицом о передаче права собственности на данное имущество, однако по каким-либо причинам такая сделка в надлежащей форме и установленном законом порядке не была заключена и переход права собственности не состоялся (лицо, намеренное передать вещь, не имеет соответствующих полномочий, не соблюдена форма сделки, не соблюдены требования о регистрации сделки или перехода права собственности и т.п.).

Отсутствие надлежащего оформления сделки и прав на имущество применительно к положениям статьи 254 Гражданского кодекса Российской Федерации само по себе не означает недобросовестности давностного владельца. Напротив, данной нормой предусмотрена возможность легализации прав на имущество и возвращение его в гражданский оборот в тех случаях, когда переход права собственности от собственника, который фактически отказался от вещи или утратил к ней интерес, по каким-либо причинам не состоялся, но при условии длительного, открытого непрерывного и добросовестного владения.

Требование о том, что на момент вступления во владение у давностного владельца должны были иметься основания для возникновения права собственности, противоречит смыслу статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в таком случае право собственности должно было возникнуть по иному основанию.

При этом давностное владение недвижимым имуществом, по смыслу приведенных выше положений абзаца второго пункта 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, осуществляется без государственной регистрации.

В частности, пунктом 60 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда разъяснено, что после передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании статьи 305 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом по настоящему делу, Рягузов Ю.П. вступил во владение спорным имуществом по воле наследника Кравца П.С, к которому это имущество перешло по воле титульного собственника.

При таких обстоятельствах доводы судебных инстанций о недобросовестности владения Рягузовым Ю.П. спорным имуществом не основаны на законе и не соответствуют обстоятельствам дела.

То обстоятельство, что с момента вступления во владение спорным недвижимым имуществом Рягузов Ю.П. владел им открыто, как своим собственным, добросовестно и непрерывно, судом установлено и ответчиком не оспаривалось.

Из судебных постановлений и материалов дела следует, что в течение всего указанного времени никакое иное лицо не предъявляло своих прав на недвижимое имущество и не проявляло к нему интереса как к своему собственному, в том числе как к наследственному либо выморочному.

Данных о том, что спорное недвижимое имущество признавалось бесхозяйным, либо о том, что оно является самовольной постройкой, не имеется.

Истцы являются универсальными правопреемниками Рягузова Ю.П, в связи с чем при вступлении ими в наследство в силу приведенных выше положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда давность владения не прерывается.

При таких обстоятельствах, пока не установлено иное, отказ в удовлетворении требований истцов о признании за ними права собственности на спорное недвижимое имущество в силу приобретательной давности не основан на законе.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 сентября 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд^нелляцйойной инстанции Председательствую

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 254 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта