Информация

Решение Верховного суда: Определение N 23-КГ15-7 от 01.12.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№23-КГ15-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И М .

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Башаевой А С -Э к Дробышевой И И о признании права собственности на квартиру

по кассационной жалобе представителя Дробышевой И И Джабраилова Х В на решение Октябрьского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 29 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 24 декабря 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Башаевой А.С.-Э Шамурзаевой Ф.С., возражавшей против доводов кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Башаева А.С.-Э. обратилась в суд с иском к Дробышевой И.И. о признании права собственности на квартиру, признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, выданного Дробышевой И.В. на квартиру аннулировании записи о государственной регистрации права собственности Заявленные требования истец мотивировала тем, что по договору купли продажи, удостоверенному 26 мая 1993 г. нотариусом 1-й Грозненской государственной нотариальной конторы Везаевой Х.М., ею была приобретена у Протасовой Л.И. квартира, расположенная по адресу: ,,

договор купли-продажи зарегистрирован 26 мая 1993 г. в БТИ г. Грозного и на ее имя открыт лицевой счет в ПУЖХ Октябрьского района г. Грозного. В ходе проведения военных действий на территории Чеченской Республики правоустанавливающие документы на квартиру были утрачены. После смерти 30 января 2002 г. Протасовой Л.И наследником по закону первой очереди являлась ее дочь Протасова И.Г., которая прожила в спорной квартире более 11 лет, но, не приняв наследство, умерла 11 марта 2013 г. Дробышева И.И. пропустила срок для принятия наследства необоснованно признана наследником Протасовой Л.И.

Решением Октябрьского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 29 октября 2014 г. исковые требования Башаевой А.С.-Э удовлетворены.

Свидетельство о праве на наследство по закону от 11 августа 2014 г. № на имя Дробышевой И.И., выданное нотариусом Грозненского нотариального округа Чеченской Республики на жилую площадь расположенную по адресу: , как на наследственное имущество, признано недействительным. Аннулирована (путем погашения) произведенная Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чеченской Республике запись от 18 августа 2014 г. № о регистрации права собственности Дробышевой И.И. на вышеуказанную жилую площадь. За Башаевой А.С.-Э. признано право собственности на спорную квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 24 декабря 2014 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Дробышевой И.И Джабраилов Х.В. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 29 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены оспариваемых судебных актов.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли

на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита

нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых

законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела

судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что собственником

квартиры по адресу: , на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 11 августа 2014 г. является Дробышева И.И., право собственности зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 18 августа 2014 г. с выдачей соответствующего свидетельства о государственной регистрации права (л.д. 32-34).

Ранее собственником спорной квартиры на основании договора купли продажи от 9 октября 1991 г. являлась Протасова Л.И., которая 30 января 2002 г умерла (л.д. 59, 74).

На день открытия наследства в квартире проживала дочь Протасовой Л.И. - Протасова И.Г., которая умерла 11 марта 2013 г. (л.д. 75, 79-81, 85). Дробышева И.И. является племянницей Протасовой Л.И. (л.д. 69).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону и погашении записи о государственной регистрации права, суд первой инстанции исходил из отсутствия в материалах дела доказательств, подтверждающих факт принятия наследства после смерти Протасовой Л.И. как дочерью собственника квартиры Протасовой Л.И. - Протасовой И.Г., так и Дробышевой И.И., племянницей Протасовой Л.И. Принимая решение о признании за Башаевой А.С.-Э. права собственности на спорную квартиру, суд пришел к выводу о наличии заключенного 26 мая 1993 г. между истцом и Протасовой Л.И. договора купли продажи квартиры, ссылаясь на имеющуюся в материалах дела светокопию договора и показания свидетелей.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм процессуального права, что выразилось в следующем.

В соответствии с частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом.

Иск о признании права собственности - это вещно-правовое требование которое может быть предъявлено любым лицом, имеющим доказательства

своего права собственности на индивидуально определенную вещь, к любому,

кто нарушает или может нарушить его право.

По общему правилу при предъявлении иска о признании права

собственности истец как лицо, претендующее на признание себя собственником

определенного имущества, должен в силу статьи 218 Гражданского кодекса

Российской Федерации доказать наличие определенных юридических фактов,

которые образуют основание возникновения его права собственности.

Башаева А.С.-Э., как следует из материалов дела, в обоснование

возникновения своего права собственности на квартиру, расположенную по

адресу: , ссылалась на заключение

26 мая 1993 г. с Протасовой Л.И. договора купли-продажи квартиры (л.д. 10).

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с пунктами 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Решение является обоснованным тогда когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 5 9 - 6 1 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно требованиям процессуального законодательства суд определяет какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По данному делу юридически значимым и подлежащим установлению являлось выяснение вопроса о том, была ли совершена в установленном законом порядке 26 мая 1993 г. между Протасовой Л.И. и Башаевой А.С.-Э. сделка купли продажи спорной квартиры.

Именно от установления данного обстоятельства, а не от факта принятия или непринятия наследниками Протасовой Л.И. наследства зависело принятие судом решения об удовлетворении или отказе в удовлетворении требований о признании права собственности, а следовательно, и определении правомерности включения спорной квартиры в состав наследства.

Суд пришел к выводу о заключении указанного выше договора купли продажи квартиры, исходя из наличия незаверенной светокопии договора и показаний свидетелей.

Между тем, суд не учел, что согласно статье 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Согласно статье 239 Гражданского кодекса РСФСР (действовавшей на указанный истцом момент совершения сделки) договор купли - продажи жилого дома (части дома), находящегося в городе, рабочем, курортном или дачном поселке, должен быть нотариально удостоверен, если хотя бы одной из сторон является гражданин, и зарегистрирован в исполнительном комитете районного,

городского Совета народных депутатов. Несоблюдение правил этой статьи

влечет недействительность договора.

В соответствии с частью 2 статьи 71 Гражданского процессуального

кодекса Российской Федерации письменные доказательства представляются в

подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела, согласно законам или иным нормативным правовым актам, подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Особенности проверки достоверности письменных доказательств установлены частями 6, 7 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала каким образом сохранялась копия документа.

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств (часть 7 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу указанных положений предоставление оригинала документа который положен истцом в основание заявленных требований как одно из письменных доказательств, в случае сомнения одной из сторон в его подлинности является обязательным.

В нарушение приведенных норм гражданского процессуального законодательства суд принял в качестве доказательства возникновения у истца права собственности на спорную квартиру светокопию договора купли-продажи от 26 мая 1993 г. этой квартиры, в то время как ответчик выразил сомнение в подлинности указанного договора.

В случае необходимости суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства, оказать им содействие в получении доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако суд не предложил истцу представить оригинал договора купли-

продажи от 26 мая 1993 г., несмотря на то, что оригинал данного договора

представлялся Башаевой А.С.-Э. 25 марта 2014 г. при рассмотрении

гражданского дела № по иску Дробышевой И.И. к Башаевой А.С.-Э Шайкиной В.Г., Министерству труда, занятости и социального развития

Чеченской Республики о признании договора купли-продажи недействительным

(л.д. 14-21). Кроме того, суд не выяснил, был ли договор нотариально

удостоверен и зарегистрирован в бюро технической инвентаризации, имеются ли

в названных органах записи в реестрах и экземпляр договора, учитывая наличие

сведений об этом на светокопии договора.

При таких обстоятельствах выводы судов первой и апелляционной

инстанций о наличии оснований для признания права собственности на спорную квартиру за Башаевой А.С.-Э., влекущих прекращение права собственности Дробышевой И.И., не основаны на законе.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Дробышевой И.И., в связи с чем решение Октябрьского районного суда г. Грозного от 29 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 24 декабря 2014 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Грозного Чеченской Республики от 29 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 24 декабря 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 239 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта