Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПГ17-2 от 05.07.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№73-АПГ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 5 июля 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Хаменкова В.Б судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е при секретаре Костереве Д.А рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению региональной общественной организации «Зоозащитники Бурятии» о признании недействующими со дня принятия отдельных положений Порядка отлова, транспортировки и содержания безнадзорных домашних животных в Республике Бурятия утвержденного постановлением Правительства Республики Бурятия от 8 июля 2014 г. № 318, и приказа Управления ветеринарии Республики Бурятия от 27 апреля 2015 г. № 01-06-47 «Об установлении сроков содержания одичавших домашних животных в приютах на территории Республики Бурятия» по апелляционным жалобам Правительства Республики Бурятия, Управления ветеринарии Республики Бурятия региональной общественной организации «Зоозащитники Бурятии» на решение Верховного Суда Республики Бурятия от 14 марта 2017 г., которым административные исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя региональной общественной организации «Зоозащитники Бурятии» Шанаровой ИВ., поддержавшей доводы апелляционной жалобы названной общественной организации и возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб Правительства Республики Бурятия и Управления ветеринарии Республики Бурятия объяснения представителя Правительства Республики Бурятия Литвинцева СВ., представителя администрации г. Улан-Удэ Нимаевой А.Ц представителя Управления ветеринарии Республики Бурятия Якимовой А.А поддержавших доводы апелляционных жалоб Правительства Республики Бурятия и Управления ветеринарии Республики Бурятия и возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы административного истца заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я. о законности судебного акта, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила постановлением Правительства Республики Бурятия от 8 июля 2014 г. № 318 утвержден Порядок отлова, транспортировки и содержания безнадзорных домашних животных в Республике Бурятия (далее - Порядок), которое опубликовано 8 июля 2014 г. на официальном Интернет-портале Правительства Республики Бурятия ууууду.ееоу-Ьигуайа.ш.

Пункт 15.1 Порядка регулирует вопросы в отношении одичавших домашних животных (отдельные особи домашних животных, полностью неподконтрольные человеку и не содержащиеся им, живущие в условиях естественной свободы в среде обитания).

Последним предложением абзаца третьего названного пункта установлено, что сроки содержания одичавших домашних животных в приютах устанавливаются нормативным правовым актом Управления ветеринарии Республики Бурятия.

Одичавшие домашние животные, не переданные новым владельцам невостребованные физическими и юридическими лицами, подлежат усыплению на основании заключения специалиста в области ветеринарии (абзац четвертый этого же пункта).

Приказом Управления ветеринарии Республики Бурятия от 27 апреля 2015 г. № 01-06-47 «Об установлении сроков содержания одичавших домашних животных в приютах на территории Республики Бурятия» (далее Приказ Управления ветеринарии РБ), опубликованным 12 мая 2015 г. на официальном Интернет-портале Правительства Республики Бурятия уууууу.ееоу-Ьигуа^а.ш. установлены сроки содержания отловленных одичавших домашних животных в приютах:

- животных, проявляющих агрессию по отношению к человеку, не способных к адаптации, смене среды обитания и условий жизни, - 3 суток;

- животных, способных адаптироваться к смене среды обитания и условий жизни, которые могут передаваться новым владельцам, - 7 суток.

Региональная общественная организация «Зоозащитники Бурятии» (далее - РОО «Зоозащитники Бурятии») обратилась в суд с административным иском, в котором, после уточнения требований, просила признать недействующими со дня принятия приведенные выше нормы региональных нормативных правовых актов, ссылаясь в обоснование своей позиции на их противоречие предписаниям статей 137, 230 и 231 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 5.6 Ветеринарных правил ВП 13.3.1103-96 «Профилактика и борьба с заразными болезнями общими для человека и животных. 13. Бешенство», пункта 9.5 Санитарно эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей».

Решением Верховного Суда Республики Бурятия от 14 марта 2017 г административные исковые требования удовлетворены частично, признан недействующим абзац четвертый пункта 15.1 Порядка со дня вступления решения суда в законную силу, в остальной части в удовлетворении административного иска отказано.

В апелляционных жалобах Правительство Республика Бурятия Управление ветеринарии Республики Бурятия ставят вопрос об отмене решение суда в части признания недействующим абзаца четвертого пункта 15.1 Порядка ввиду неправильного применения норм материального права.

РОО «Зоозащитники Бурятии» в апелляционной жалобе просят отменить решение суда, как незаконное, в части отказа в удовлетворении их требований и принять новый судебный акт об удовлетворении административного искового заявления в полном объеме.

Относительно доводов, изложенных в апелляционных жалобах Правительства Республика Бурятия, Управления ветеринарии Республики Бурятия, РОО «Зоозащитники Бурятии», прокуратурой Республики Бурятия представлены возражения.

Суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы представления (часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражения на них, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Удовлетворяя требования РОО «Зоозащитники Бурятии» в части признания недействующим абзаца четвертого пункта 15.1 Порядка, суд первой инстанции правильно исходил из того, что содержание оспариваемой нормы является неопределенным, поскольку из буквального его прочтения следует, что не переданные новым владельцам, не востребованные физическими и юридическими лицами отловленные одичавшие домашние животные, выделенные в самостоятельную группу из безнадзорных домашних животных, подлежат обязательному усыплению при наличии заключения специалиста в области ветеринарии независимо от того, имеются ли предусмотренные действующим законодательством для этого основания.

Однако такое правовое регулирование является не только неопределенным, но и не согласуется с имеющим большую юридическую силу законодательством, не предусматривающим усыпление животных по причине отсутствия собственника и невостребования иными лицами.

Федеральный законодатель, наделяя субъект Российской Федерации полномочием по решению вопросов организации проведения на территории субъекта Российской Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней общих для человека и животных, с 2015 года включил в названную сферу организацию проведения мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных (подпункт 49 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 30 марта 2015 г. № 64-ФЗ).

По смыслу приведенного законоположения, регулирование численности безнадзорных животных, как источника болезней, должно осуществляться путем проведения мероприятия, представляющего собой единство двух действий: отлов и содержание таких животных.

Такое толкование соответствует предписаниям Санитарно эпидемиологических правил и нормативов СаНПиН 3.2.3215-14, утвержденных постановлением Главного санитарного врача Российской Федерации от 22 августа 2014 г. № 50, Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей. Санитарно эпидемиологические правила», утвержденных постановлением Главного санитарного врача Российской Федерации от 6 мая 2010 г. № 54, которые устанавливают обязательность содержания отловленных безнадзорных животных в специальных питомниках.

Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду регулируется Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно эпидемиологическом благополучии населения» (далее - Федеральный закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии).

В силу пункта 2 статьи 2 поименованного закона полномочиями в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения обладают наряду с Российской Федерацией и субъекты Российской Федерации, которые вправе осуществлять в названной сфере правовое регулирование (статья 6 этого же закона).

Однако такое регулирование должно соответствовать федеральному законодательству, которое исключает возможность произвольного умерщвления здоровых безнадзорных домашних животных без регистрационных знаков.

Доводы апелляционной жалобы Правительства Республики Бурятия о том, что одичавшие домашние животные не являются объектами гражданских прав, равно как доводы апелляционной жалобы Управления ветеринарии Республики Бурятия о том, что абзац четвертый пункта 15.1 Порядка не является неопределенным, поскольку конкретизирует порядок исполнения Закона Республики Бурятия от 7 ноября 2008 г. № 5 74-1V «О содержании и защите домашних животных на территории Республики Бурятия», Судебной коллегией отклоняются как не имеющие правового значения для рассмотрения настоящего дела.

Иные доводы апелляционных жалоб Правительства Республики Бурятия и Управления ветеринарии Республики Бурятия аналогичны их позиции в ходе разбирательства дела судом первой инстанции, которой дана надлежащая правовая оценка.

Вместе с тем Судебная коллегия находит неправильным решение суда первой инстанции в части отказа в признании недействующим Приказа Управления ветеринарии РБ.

Признавая в этой части заявленные требования необоснованными, суд первой инстанции исходил из того, что названный региональный нормативный правовой акт принят уполномоченным государственным органом в пределах его компетенции, с соблюдением требований действующего законодательства к форме и порядку его принятия, и по своему содержанию не противоречит имеющему большую юридическую силу законодательству, регулирующему отношения в сфере борьбы с заразными болезнями, общими для человека и животных, которое не устанавливает срок содержания безнадзорных домашних животных в специальных приемниках (приютах), поэтому, по мнению суда, срок содержания безнадзорных домашних животных в специальных приемниках устанавливается субъектом Российской Федерации в той мере, в какой это необходимо для проведения ветеринарных обследований, идентификации и учета безнадзорных домашних животных.

Между тем Судебная коллегия, считая верным вывод о праве Управления ветеринарии РБ издать оспариваемый приказ, поскольку норма содержащаяся в последнем предложении третьего абзаца пункта 15.1 Порядка, предоставляющая такое полномочие, ничему не противоречит, не может согласиться с утверждением об отсутствии оснований для признания названного регионального нормативного правового акта недействующим.

Из преамбулы оспариваемого Приказа Управления ветеринарии РБ следует, что он принят во исполнение пункта 15.1 Порядка, состоит из трех пунктов, из которых только пункт 1 содержит конкретные нормы устанавливающие сроки содержания в приютах отловленных одичавших домашних животных в зависимости от их поведения.

Поскольку положения абзаца четвертого пункта 15.1 Порядка и поименованного выше регионального нормативного правового акта взаимосвязаны и предусматривают в системном толковании усыпление одичавших домашних животных после истечения 3 и 7 суток пребывания в приюте, то и Приказ Управления ветеринарии РБ, как принятый во исполнение правовой нормы, правомерно признанной судом первой инстанции недействующей, и направленный на ее реализацию, необходимо признать недействующим по тем же основаниям.

Следовательно, судебный акт в приведенной части подлежит отмене как незаконный, с вынесением нового решения о признании недействующим Приказа Управления ветеринарии РБ с момента вынесения настоящего апелляционного определения.

Ввиду изложенного, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила решение Верховного Суда Республики Бурятия от 14 марта 2017 г. отменить в части отказа в удовлетворении административных исковых требований региональной общественной организации «Зоозащитники Бурятии» о признании недействующим приказа Управления ветеринарии Республики Бурятия от 27 апреля 2015 г. № 01-06-47 «Об установлении сроков содержания одичавших домашних животных в приютах на территории Республики Бурятия» и принять по этому требованию новое решение.

Признать недействующим с момента вынесения настоящего апелляционного определения приказ Управления ветеринарии Республики Бурятия от 27 апреля 2015 г. № 01-06-47 «Об установлении сроков содержания одичавших домашних животных в приютах на территории Республики Бурятия».

В остальной части решение Верховного Суда Республики Бурятия от 14 марта 2017 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы Правительства Республики Бурятия, Управления ветеринарии Республики Бурятия - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта