Информация

Решение Верховного суда: Определение N 89-КГ15-13 от 24.11.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 89-КГ15-13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 24 ноября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Гетман Е.С., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Николаенко

И В к ЗАО «РН Банк» (прежнее наименование - ЗАО

«Банк Сибирь»), АО «АТФБанк» о признании действий по передаче

персональных данных незаконными, компенсации морального вреда,

признании договора поручительства недействительным (мнимой сделкой),

признании договора цессии недействительным, договоров залога

ничтожными по кассационной жалобе представителя АО «РН Банк»

Щербининой ЕЮ. на решение Ленинского районного суда г. Тюмени от

2 апреля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по

гражданским делам Тюменского областного суда от 26 января 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

Горшкова ВВ., выслушав представителя АО «АТФБанк» Серых А.С,

представителя ЗАО «РН Банк» Щербинину ЕЮ., поддержавших доводы

жалобы, Ильченко Т.Ю. и Сергееву Е.А., представителей Николаенко ТВ.,

возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по

гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Николаенко И.В. обратился в суд с иском к ЗАО «РН Банк» (прежнее

наименование - ЗАО «Банк Сибирь»), АО «АТФБанк» о признании действий

по передаче его персональных данных от ЗАО «Банк Сибирь» к АО

«АТФБанк» незаконными, взыскании компенсации морального вреда в

размере руб., а также о признании договора поручительства №

^х цессии (уступки требования) от 22 декабря 2010 г. недействительным договора залога № от 9 июня 2009 г. ничтожным.

Требования мотивированы тем, что между ЗАО «Банк Сибирь» (Банк и ЗАО «Русь» (заемщик) заключены соглашение об открытии невозобновляемой кредитной линии № от 14 марта 2007 г. и соглашение об открытии возобновляемой кредитной линии № от 26 марта 2008 г.

26 марта 2008 г. между ЗАО «Банк Сибирь» и Николаенко И В . был заключен договор поручительства № , по условиям которого истец принял на себя обязательство перед банком отвечать за исполнение ЗАО «Русь» всех его обязательств перед банком, возникших из соглашения об открытии невозобновляемой кредитной линии № , соглашения об открытии возобновляемой кредитной линии № , как существующих в настоящее время, так и тех, которые могут возникнуть в будущем Дополнительно в качестве обеспечения обязательств ЗАО «Русь» по данным соглашениям между ЗАО «Банк Сибирь» и Николаенко И В . заключены договоры залога № от 26 марта 2008 г. и № от 9 июня 2009 г по условиям которых предметом залога являются принадлежащие истцу на праве собственности обыкновенные именные акции ЗАО «Русь» в количестве

шт., номинальной стоимостью руб. и шт номинальной стоимостью руб.

22 декабря 2010 г. между АО «АТФБанк» и ЗАО «Банк Сибирь заключен договор цессии (уступки требования), в соответствии с которым ЗАО «Банк Сибирь» уступило АО «АТФБанк» право требования по обязательствам ЗАО «Русь».

По мнению истца, договор уступки права требования, заключенный между ЗАО «Банк Сибирь» и АО «АТФБанк», содержит данные о нем предоставленные ответчику при заключении договора поручительства.

Считает, что ответчиком были переданы АО «АТФБанк» персональные данные без его согласия, чем нарушены положения Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности». В соответствии с данными нарушениями его прав, по мнению истца, с ответчика подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере

руб.

Также указывал, что договор поручительства № от 26 марта 2008 г., заключенный с банком, является мнимой сделкой, так как заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия. Соглашения об открытии кредитных линий были полностью обеспечены залоговым имуществом заемщика, стоимость которого превышала размер кредита. Договор поручительства подписан исключительно по настоянию банка, который не проверил платежеспособность истца на момент заключения договора, истец не имел намерения отвечать по долгам ЗАО «Русь». Полагает, что ответчик понимал невозможность реального исполнения истцом обязательств заемщика, в связи с чем на момент заключения договора поручительства ответчик не имел действительных намерений обеспечить кредит поручительством истца. По мнению истца, договор залога № от 9 июня 2009 г. заключен на заранее невыгодных для него условиях, закладываемые акции оценены по значительно заниженной цене, что свидетельствует о невыгодном для него характере сделки и злоупотреблении правом ответчика при ее заключении.

В последующем истец дополнил исковые требования в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и просил признать ничтожным договор залога ценных бумаг № от 26 марта 2008 г., заключенный между Николаенко И В . и ЗАО «Банк Сибирь».

Представитель истца Студеникин К.В. в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель истца и третьего лица ЗАО «Русь» Дорофеев В.Н. в судебном заседании требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика ЗАО «РН Банк» в судебное заседание не явился.

Представители ответчика АО «АТФБанк» Серых А. С Щербинина Е.Ю. в судебном заседании просили отказать в удовлетворении заявленных требований, применить срок исковой давности.

Решением Ленинского районного суда г. Тюмени от 2 апреля 2014 г исковые требования Николаенко И В . удовлетворены частично. Признаны недействительными договор поручительства № от 26 марта 2008 г договор залога № от 9 июня 2009 г., договор цессии (уступки требования) от 22 декабря 2010 г. С ЗАО «РН Банк» в пользу Николаенко И В . взыскана компенсация морального вреда в размере

руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 января 2015 г. указанное решение суда в части признания недействительным договора цессии (уступки требования) от 22 декабря 2010 г., заключенного между ЗАО «Банк Сибирь и АО «АТФБанк», признании действий по передаче персональных данных незаконными, взыскании компенсации морального вреда отменено. В указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представителем АО «РН Банк» Щербининой Е.Ю. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В В . от 19 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 января 2015 г.в кассационном порядке.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 14 марта 2007 г. между ЗАО «Банк Сибирь», сменившей в последующем наименование на ЗАО «РН Банк», и ЗАО «Русь» заключено соглашение об открытии невозобновляемой кредитной линии № , которым установлен лимит выдачи в размере с выплатой вознаграждения 14% годовых сроком до 14 марта 2015 г. (т. 2, л.д. 31-35, т. 3 л.д. 70-74).

Дополнительным соглашением № 2 от 17 сентября 2007 г. к соглашению № лимит выдачи увеличен до .

26 марта 2008 г. между ЗАО «Банк Сибирь» и ЗАО «Русь» заключено соглашение об открытии возобновляемой кредитной линии № с установлением лимита выдачи в размере с выплатой вознаграждения 15.5% годовых сроком до 1 апреля 2010 г. (т. 2 л.д. 27-30, т. 3 л.д. 66-69).

Согласно п.п. 1.1 соглашений текущие кредиты в рамках кредитных линий предоставляются на основании отдельных кредитных договоров по письменным заявлениям заемщика. В соответствии с указанными соглашениями с ЗАО «Русь» заключены договоры о предоставлении денежных средств.

В обеспечение исполнения своих обязательств по вышеуказанным соглашениям по возврату кредитов и уплате процентов в полной сумме и установленный срок, ЗАО «Русь» предоставило в залог ЗАО «Банк Сибирь принадлежащее ему на праве собственности недвижимое и движимое имущество.

Дополнительно между ЗАО «Банк Сибирь» и Николаенко ИВ являющимся акционером ЗАО «Русь», заключен договор поручительства № от 26 марта 2008 г., по условиям которого истец обязуется перед ответчиком (ЗАО «Банк Сибирь», Банк) отвечать за исполнение ЗАО «Русь» (должник) по всем его обязательствам перед Банком, возникших из Соглашения об открытии невозобновляемой кредитной линии № от 14 марта 2007 г., Соглашения об открытии возобновляемой кредитной линии № от 26 марта 2008 г., как существующих в настоящее время, так и тех которые могут возникнуть в будущем. Ответственность поручителя и должника является солидарной (пункт 1.4. Договора) (т. 2 л.д. 1-2 т 3 л д 42- 43).

Согласно п.п. 1 п. 1.2. Договора поручительства сумма кредита предоставленного ЗАО «Русь», за возврат которого поручился истец составляет: по соглашению № и

по соглашению № .

Установленные соглашениями № № и кредитными договорами обязательства по оплате вознаграждения в соответствии с графиками погашения ЗАО «Русь» были нарушены, что привело к образованию задолженности.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Омской области от 27 ноября 2013 г. с ЗАО «Русь» в пользу АО «АТФБанк» по соглашению от 14 марта 2007 г. № взысканы основной долг в размере,

вознаграждение в размере

в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на дату исполнения решения суда; с общества в пользу банка по соглашению от 26 марта 2008 г взысканы основной долг в размере , вознаграждение в размере в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на дату исполнения решения суда; обращено взыскание на заложенное имущество с установлением начальной продажной цены имущества согласно сведений, изложенных в экспертных заключениях от 10 июня 2013 г. №545/13 и №545/2-13.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что наличие предоставленного ЗАО «Русь» залога недвижимого и движимого имущества, стоимость которого превышает обеспечиваемое залогом обязательство заемщика, в совокупности с бездействием ответчика, выразившемся в неосуществлении проверки финансового положения поручителя (Николаенко И.В.), явно свидетельствует о том, что действительная воля ответчика (ЗАО «Банк Сибирь») при заключении договора поручительства № от 26 марта 2008 г. не была направлена на реальное обеспечение возврата кредита за счет имущества поручителя, в связи с чем указанный договор поручительства заключенный между ЗАО «Банк Сибирь» и Николаенко ИВ., является недействительной сделкой в силу п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд указал, что действия ЗАО «Банк Сибирь» по заключению с Николаенко И В . договора залога № от 9 июня 2009 г необходимо расценивать как злоупотребление правом, поскольку у Николаенко И В . не было выбора в виде отказа от подписания указанного договора, так как в противном случае заемщик должен был нести повышенное финансовое бремя в виде выплаты повышенных процентов за пользование займом, и пришел к выводу о том, что заключенный 9 июня 2009 г. договор залога является недействительной (кабальной) сделкой по основанию, предусмотренному п. 3 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разрешая исковые требования Николаенко И В . о признании недействительным договора цессии (уступки требования), заключенного между ЗАО «Банк Сибирь» и АО «АТФБанк» 22 декабря 2010 г., суд указал что данный договор является недействительным по основанию ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, как несоответствующий требованиям закона.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в части признания недействительным договора цессии (уступки требования) от 22 декабря 2010 г. и принимая в указанной части новое решение, исходил из того, что имеется вступившее в законную силу решение Азовского районного суда Омской области от 12 марта 2013 г., которым была дана оценка обстоятельствам заключения договора цессии и признано, что данный договор соответствует требованиям действующего законодательства.

Доводы АО «АТФБанк» о пропуске истцом срока исковой давности по требованиям о признании недействительными договоров поручительства и залога, суд апелляционной инстанции отклонил, указав, что началом течения срока исковой давности обусловлено началом исполнения указанных сделок которое началось в момент предъявления требований Банка об исполнении оспариваемых договоров.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК Российской Федерации в редакции действовавшей на момент заключения договора поручительства от 26 марта 2008 г., срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Согласно ст. 361 ГК Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части Договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

Договор поручительства является односторонним, так как поручительство, являющееся одним из способов обеспечения обязательств создает между кредитором и поручителем дополнительное обязательство по отношению к основному, за которое дается поручительство.

Содержанием обязательства по договору поручительства является обязанность поручителя при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником основного обязательства нести ответственность перед кредитором наряду с должником.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда указала, что исполнение договора поручительства начинается с момента предъявления требования об исполнении данного договора, однако с данным выводом нельзя согласиться.

Законодатель связывает начало течения срока исковой давности с моментом начала исполнения договора.

Договор поручительства, являющийся одним из способов обеспечения исполнения гражданско-правового обязательства, начинает исполняться поручителем в тот момент, когда он принимает на себя обязанность отвечать перед кредитором за должника по основному договору. Такая обязанность принимается поручителем при подписании договора (если самим договором не предусмотрено иное), поскольку именно в этот момент происходит волеизъявление стороны отвечать солидарно с основным должником по его обязательствам. По истечении срока действия договора поручительства он считается исполненным поручителем даже в случае, если кредитором не было предъявлено к поручителю никаких требований.

Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 10 ГК Российской Федерации добросовестность должника по исполнению своего обязательства предполагается. При предполагаемой добросовестности должника момент предъявления требования об исполнении договора поручительства наступить не должен, таким образом, кредитор и поручитель заключали бы договор который не предполагал бы своего исполнения.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о начале течения срока исковой давности по требованию о признании договора поручительства ничтожным с момента предъявления требований Банка об исполнении данного договора основан на неправильном толковании положений ст. 181 и ст. 367 ГК Российской Федерации, поскольку законодатель связывает начало течения срока исковой давности с датой принятия на себя поручителем обязанности отвечать перед кредитором.

Нельзя согласиться с выводами судов о том, что договор поручительства № от 26 марта 2008 г. является мнимой сделкой.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у ЗАО «Банк Сибирь» действительной воли на обеспечение возврата кредита посредством поручительства Николаенко И В . не подтверждены относимыми и допустимыми доказательствами.

Напротив, действия ЗАО «Банк Сибирь», а именно: подписание в течение 2 лет - с 2008 по 2010 гг. восьми дополнительных соглашений к договору в связи с изменением условий основного обязательства; передача прав требований к Николаенко И.В., основанных на спорном, договоре поручительства от 26 марта 2008 г., посредством договора цессии от 22 декабря 2010 г. АО «АТФБанк» (п. 6. 7. договора); уведомление Николаенко И.В. 27 декабря 2010 г. о состоявшейся уступке прав свидетельствуют о намерении Банка получить от Николаенко И.В. как от солидарного должника исполнения по обязательствам ЗАО «Русь».

Таким образом, сторонами договора были совершены необходимые действия, направленные на создание соответствующих правовых последствий.

Суд также не учел, что неисполнимость сделки не свидетельствует о ее мнимости, поскольку возможность исполнения не связана с волеизъявлением сторон договора, и невозможность исполнить обязательство в момент заключения сделки не означает, что у стороны не будет возможности удовлетворить требования кредитора в будущем.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что договор залога № от 9 июня 2009 г. является кабальной сделкой.

В силу ч. 1 ст. 56 ГПК Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 421 ГК Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Как предусмотрено п. 1 ст. 334 ГК Российской Федерации, в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

Залог между залогодателем и залогодержателем возникает на основании договора (п. 1 ст. 3341 ГК Российской Федерации).

В силу п. 1 ст. 335 ГК Российской Федерации залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.

В случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются положения ГК Российской Федерации о поручительстве.

Таким образом, из приведенных выше положений закона следует, что по своей правовой природе залог имущества основан на добровольном волеизъявлении лица отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Договор залога составлен в письменной форме, собственноручно подписан Николаенко И.В., являющимся дееспособным лицом, способным оценить свое финансовое положение и предвидеть последствия совершаемой сделки.

Указание суда на то, что у истца не было выбора в виде отказа от подписания договора залога, так как в противном случае заемщик должен был нести повышенное финансовое бремя в виде выплаты повышенных процентов за пользование займом, сделано без учета того, что истец заключил оспариваемый договор как субъект гражданско-правовых отношений, обладающий свободой волеизъявления на заключение гражданско-правовых договоров и свободой по распоряжению собственным имуществом (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9, ст. 209 ГК Российской Федерации).

Кредитор и заемщик при этом также являются самостоятельными участниками гражданского оборота, свободно осуществляющими свои права и несущими принятые на себя собственным волеизъявлением обязанности.

Делая вывод о том, что при заключении оспариваемого договора ответчиком ЗАО «Банк Сибирь» нарушены положения ст. 10 ГК Российской Федерации, суд не указал, в чем именно выразилось намерение ответчика причинить истцу вред, какую противоправную цель преследовал ответчик при заключении этого договора.

Нельзя признать правильным вывод судов о том, что ЗАО «Банк Сибирь» не проверило платежеспособность поручителя Николаенко И.В., а потому при заключении договора поручительства действовало недобросовестно, поскольку нормы материального права не ставят возможность заключения договора поручительства, а также обязанность поручителя нести солидарную ответственность с должником вследствие неисполнения должником обеспеченных поручительством обязательств в зависимость от платежеспособности поручителя либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения такого обязательства.

В силу ст. 421 ГК Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора, его условия определяются по усмотрению сторон. Заключая договор поручительства, поручитель действует на свой страх и риск, и, поскольку поручительство выдается добровольно, с учетом принципа свободы договора, именно на поручителе лежит обязанность оценки степени риска заключения договора поручительства. Исходя из правовой природы договора поручительства который заключается в обеспечение возвратности кредита заемщиком кредитору, поручитель при заключении договора обязан проверить финансовое состояние заемщика.

Кроме того, договор залога № от 9 июня 2009 г. признан недействительным как оспоримая сделка на основании ст. 179 ГК Российской Федерации.

Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 181 ГК Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения договора, иск о признании оспоримой (кабальной) сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

О таких обстоятельствах истцу было известно в момент заключения договора залога № , т.е. 9 июня 2009 г., однако о том, что данная сделка является недействительной на основании ст. 179 ГК Российской Федерации Николаенко И.В. было указано только в пояснениях по делу от 1 апреля 2014 г. (т. 2, л.д. 152-159).

По смыслу действующего гражданского законодательства недействительная сделка может быть либо ничтожной, либо оспоримой между тем, суд при рассмотрении дела одновременно указал на ничтожность договора залога № 1266/13 от 9 июня 2009 г. и признал его недействительным как оспоримую сделку.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. б1 ГПК Российской Федерации Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает нужным направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 26 января 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд\апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 181 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта