Информация

Решение Верховного суда: Определение N 309-ЭС17-5322 от 26.05.2017 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79011_949154

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 309-ЭС17-5322

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 26 мая 2017 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Борисова Е.Е., изучив кассационную жалобу и дополнение к ней Министерства обороны Российской Федерации на постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.01.2017 по делу №А50-4500/2016 Арбитражного суда Пермского края

по иску Федерального государственного казенного учреждения «Управление лесного хозяйства и природопользования» Министерства обороны Российской Федерации (г.Москва) к некоммерческому партнерству «Клуб любителей охоты «Старые воробьи» (г.Пермь), Министерству природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края (г.Пермь) о признании договора и лицензии недействительными, применении последствий недействительности ничтожной сделки

при участии третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: Министерства обороны Российской Федерации (г.Москва), Правительства Пермского края (г.Пермь),

УСТАНОВИЛ:

Федеральное государственное казенное учреждение «Управление лесного хозяйства и природопользования» Министерства обороны Российской Федерации (далее – Управление) обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к некоммерческому партнерству «Клуб любителей охоты «Старые воробьи» (далее - партнерство) и Министерству природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии Пермского края (далее – Минприроды) о признании недействительным договора от 29.03.2010 № 47 о предоставлении в пользование территорий, акваторий, необходимых для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты, и лицензии от 29.03.2010 серия 59 № 000072, а также о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде восстановления положения существующего до момента заключения договора, то есть прекращения права пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты на земельном участке с кадастровым номером 59:32:0000000:49 Пермского лесничества Министерства обороны Российской Федерации, а именно в кварталах № 66, 74, 75, 92, 100, 101, 102, 103, 104, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120 и в части кварталов N 65, 70, 71, 72, 73, 79, 80, 81, 82, 91, 93, 94, 96, 97, 98, 99 (с учетом уточнения требований, принятого судом на основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Арбитражного суда Пермского края от 25.07.2016, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2016, исковые требования удовлетворены частично, договор от 29.03.2010 № 47 в части предоставления территории кварталов № 65, 66, 70 - 75, 79, 80 - 82, 91 - 94, 96 - 104, 107 - 120 Пермского лесничества Минобороны России признан недействительным, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 30.01.2017 судебные акты судов первой и апелляционной инстанций отменены в части удовлетворения требований о признании недействительным договора от 29.03.2010 № 47 в части предоставления территории кварталов № 65, 66, 70 - 75, 79, 80 - 82, 91 - 94, 96 - 104, 107 - 120 Пермского лесничества Минобороны России и в части взыскания с партнерства в доход федерального бюджета государственной пошлины в сумме 3000 руб., в удовлетворении требований в указанной части отказано.

В оставшейся части решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

В кассационной жалобе и дополнении к ней, поданным в Верховный Суд Российской Федерации, Министерство обороны Российской Федерации (далее Минобороны) просит отменить постановление суда кассационной инстанции ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в кассационной жалобе доводы не подтверждают существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не являются достаточным основанием для пересмотра судебных актов в кассационном порядке, а также если указанные доводы не находят подтверждения в материалах дела.

Изучив доводы, изложенные в кассационной жалобе, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Требования Управления по настоящему делу о признании недействительным в указанной части договора от 29.03.2010 №47, в соответствии с которым партнерству (пользователь) Государственной инспекцией по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Пермского края предоставлена территория, акватория, в Пермском муниципальном районе Пермского края общей площадью 32 тыс. га, необходимая для осуществления пользования объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты (охотничье хозяйство «Пальниковское») на срок 25 лет, основаны на положениях статей 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы тем что часть территории, предоставленной партнерству на основании указанного договора входит в состав земельного участка с кадастровым номером 52:32:0000000:49 и является землями обороны, расположена в границах Пермского лесничества Минобороны России (кварталы N 65, 66, 70 - 75, 79, 80 - 82, 91 - 94, 96 - 104, 107 - 120), в связи с чем, в соответствии со статьей 37 Федерального закона от 24.04.1995 №52-ФЗ «О животном мире» (далее - Закон о животном мире), пунктом 5.1 статьи 93 Земельного кодекса Российской Федерации, на выдачу лицензии и заключение договора требовалось согласие Минобороны России. Поскольку такое согласие получено не было, спорный договор, по мнению истца, является недействительным.

Отказывая Управлению в удовлетворении иска, суд округа обоснованно исходил из пропуска истцом срока исковой давности по заявленному требованию.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемого договора) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ (далее – Закон № 100-ФЗ в подразделы 4 и 5 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) внесены изменения, вступившие в силу 01.09.2013, касающиеся, в том числе, порядка исчисления сроков исковой давности по требованиям о признании ничтожных сделок недействительными и применении последствий их недействительности (пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса).

Переходными положениями (пунктом 9 статьи 3 Закона № 100-ФЗ предусмотрено, что новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 01.09.2013.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 69 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума №25) положения пункта 9 статьи 3 Закона № 100-ФЗ распространяются, в том числе, на правила установленные статьей 181 Гражданского кодекса.

Из разъяснений, изложенных в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», также следует, что положения Гражданского кодекса о сроках исковой давности и правилах их исчисления в редакции Закона №100-ФЗ, в том числе закрепленных в статьях 181, 181.4, п. 2 ст. 196 и п. 2 ст. 200 Гражданского кодекса, применяются к требованиям, возникшим после вступления в силу указанного закона, а также к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли 01.09.2013 (пункт 9 статьи 3 Закона №100-ФЗ).

Как обоснованно отмечено судом округа, ранее действовавшая редакция пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной, не с субъективным фактором - осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, - а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки вне зависимости от субъекта оспаривания.

Руководствуясь вышеприведенными положениями закона, суд округа пришел к правильному выводу о том, что, поскольку оспариваемый договор о недействительности которого заявил истец заключен и начал исполняться 29.03.2010, то на 01.09.2013 трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством истек, в связи с чем к спорным правоотношениям применяются положения пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса в редакции, действовавшей на момент заключения договора.

Таким образом, выводы суда о том, что поскольку Управление обратилось в суд с настоящим иском 03.03.2016, срок исковой давности по требованию об оспаривании договора от 29.03.2010 и применении последствий его недействительности истек, являются правомерными.

Приведенные Минобороны в кассационной жалобе доводы о несогласии с выводами суда о пропуске Управлением срока исковой давности, со ссылкой на пункт 101 постановления Пленума №25, нельзя признать обоснованными поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Какого-либо иного момента, с которого начинается течение срока исковой давности, указанная редакция данной нормы не содержала.

Положением о том, что срок исковой давности для лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, исчисляется со дня, когда оно узнало или должно было узнать о начале ее исполнения, пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса дополнен Законом №100-ФЗ, вступившим в силу с 01.09.2013, и изложенные в пункте 101 постановления Пленума №25 разъяснения касаются применения указанной нормы в новой редакции.

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием для отказа в иске, поэтому доводы заявителя, не связанные с этим основанием, правового значения не имеют.

При указанных обстоятельствах, поскольку приведенные Минобороны в кассационной жалобе доводы не подтверждают нарушений судом округа норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела, оснований для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 291.1, 291.6 и 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛ:

отказать в передаче кассационной жалобы Министерства обороны Российской Федерации для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Судья Верховного Суда Российской Федерации Е.Е. Борисова

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 181 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта