Информация

Решение Верховного суда: Определение N ВАС-827/11 от 22.02.2011 Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

245_218509

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отказе в передаче дела в Президиум

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

№ ВАС-827/11

Москва 22 февраля 2011 г.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Харчиковой Н.П судей Марамышкиной И.М., Прониной М.В. рассмотрела в судебном заседании заявление открытого акционерного общества «Агрохолдинг «Белгородская Нива» (Белгородская область) от 11.01.2011 б/н о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Белгородской области от 27.05.2010 по делу № А08-464/2010-19, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.11.2010 по тому же делу,

по иску Егорова А.А. (Белгородская область к обществу с ограниченной ответственностью «Дубрава» в лице конкурсного управляющего Целикова Д.В. (Белгородская область, далее общество) о применении последствий недействительности ничтожной сделки – договора займа от 21.01.2005 № 54.

Третьи лица: Государственное специализированное учреждение «Фонд государственного имущества Белгородской области» (г.Белгород,

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др.). далее – Фонд имущества), открытое акционерное общество «Агрохолдинг «Белгородская Нива» (Белгородская область, далее – агрохолдинг).

Суд установил: участник общества Егоров А.А. обратился с иском к обществу о применении последствий недействительности ничтожной сделки, противной основам правопорядка и нравственности, совершенной путем обмана государства, по получению бюджетных средств с детских накопительных счетов государственной региональной целевой социальной программы «Совершеннолетие» - договора займа 21.01.2005 № 54, заключенного между обществом и Фондом имущества.

Третьим лицом - агрохолдингом заявлены самостоятельные требования к обществу и Фонду имущества о применении последствий недействительности ничтожной сделки – договора займа от 21.01.2005 № 54.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 27.05.2010, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2010 и постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.11.2010, в удовлетворении иска отказано, в удовлетворении требования агрохолдинга о применении последствий недействительности ничтожной сделки отказано.

В заявлении о пересмотре названных судебных актов в порядке надзора агрохолдинг просит их отменить, ссылаясь на неправильную оценку судами представленных доказательств, а также допущенные нарушения норм материального и процессуального права.

Изучив содержание принятых по делу судебных актов, доводы заявителя, коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации считает, что заявление агрохолдинга подлежит отклонению по следующим основаниям.

Как установлено судами, между Фондом имущества и обществом (заемщиком) заключен договор займа 21.01.2005 № 54 (с дополнительным соглашением № 1) на предоставление займа в размере 28 000 000 рублей на срок до 21.01.2007.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 25.09.2009 по делу № А08-6587/2009-30, оставленным без изменения в данной части постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2010, с общества в пользу Фонда имущества взыскан долг в размере 31 075 179 рублей с обращением взыскания на заложенное имущество.

Ссылаясь на то, что договор займа является ничтожной сделкой совершенной в результате злонамеренного соглашения сторон, с целью противной интересам правопорядка и нравственности, Егоров А.А обратился в арбитражный суд с настоящим иском, а агрохолдинг заявил самостоятельное требование.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 10.04.2008 № 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации», в качестве сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои.

Таким образом, для применения статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

Оценив представленные сторонами доказательства с позиций статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Егорова А.А. и агрохолдинга по основаниям предусмотренным статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку истцом и третьим лицом не доказан факт заключения оспариваемой сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

Также суды отказали агрохолдингу в удовлетворении требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки в связи с пропуском срока исковой давности.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Довод заявителя о том, что срок исковой давности по настоящему спору не истек и составляет 10 лет, подлежит отклонению как основанный на ошибочном толковании норм гражданского законодательства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 № 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации») срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

В силу пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 21.07.2005 № 109-ФЗ установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный данным Кодексом срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу названного Закона (26.07.2005).

Учитывая то, что исполнение договора займа началось 21.01.2005, а заявление о вступлении в дело с самостоятельными требованиями подано агрохолдингом 24.02.2010, срок исковой давности по заявленному требованию истек.

Иное толкование заявителем положений закона о порядке исчисления срока исковой давности не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального права.

Доводы заявителя о квалификации отношений между обществом и Фондом имущества как инвестиционной деятельности и о регулировании правоотношений сторон Бюджетным кодексом Российской Федерации были предметом рассмотрения судов апелляционной и кассационной инстанций. Суды установили, что заемные денежные средства не являются капитальными вложениями, правовая природа спорного договора договор займа, отношения по которому регулируются главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Переоценка установленных судами нижестоящих инстанций фактических обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств в силу положений главы 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в полномочия суда надзорной инстанции не входит.

Нарушений норм материального, а также процессуального права влекущих безусловную отмену судебного акта, судами не допущено.

В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определение о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемого судебного акта в порядке надзора может быть вынесено лишь при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку названные основания для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отсутствуют оспариваемые судебные акты не могут быть пересмотрены в порядке надзора.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

ОПРЕДЕЛИЛ:

в передаче дела № А08-464/2010-19 Арбитражного суда Белгородской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 27.05.2010, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19.11.2010 по тому же делу отказать Председательствующий судья Н.П.Харчикова Судья И.М.Марамышкина Судья М.В.Пронина

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 169 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта