Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-АПУ13-4 от 01.07.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 33-АПУ13-4

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 1 июля 2013г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Феде рации в составе:

председательствующего: Магомедова М.М.

судей: Сабурова Д.Э., Шмаленюка СИ с участием: государственного обвинителя - прокурора Митюшова В.П осужденного: БурыкинаВВ защитника осужденного - адвоката Хитькова И.Н., представившего удостоверение № и ордер № от 15 мая 2013 года потерпевшей Б представителя потерпевшей - адвоката Волынского М.Г., представившего удостоверение № и ордер № от 17 мая 2013 года при секретаре: Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Смагина Е.Е., апелляционные жалобы потерпевшей Б

и ее представителей адвокатов Дворянского А.М., Волынского М.Г осужденного Бурыкина В.В. и адвоката Хитькова И.Н. в защиту интересов осужденного на приговор Ленинградского областного суда от 1 марта 2013 года по которому

Бурыкин В В

не суди­

мый осужден по ч.4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Бурыкина В В . в пользу Б в счет возмещения морального вреда рублей.

Заслушав доклад судьи Шмаленюка СИ., изложившего содержание об жалуемого приговора, доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, объяснения осужденного Бурыкина В.В. и его защитника адвоката Хитькова И.Н., поддержавших доводы своих жалоб, и возражавших против удовлетворения апелляционного представления и апелляционных жалоб потер певшей и ее представителей, потерпевшую Б и ее представителей адвокатов Дворянского А.М., Волынского М.Г., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб, мнение государственного обвинителя Митюшова В.П поддержавшего доводы апелляционного представления, суд

УСТАНОВИЛ:

По приговору суда Бурыкин ВВ. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В период с 19 часов до 23 часов 54 минут 19 ноября 2011 года Буры кин В.В. на кухне дачного дома, расположенного на участке по адресу:

-

будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникших в ходе ссоры личных неприязненных отношений к малознакомому Б умышленно нанес последнему неоднократные удары кулаками и ногами по голове, груди, животу и спине, в том числе, в места расположения жизненно-важных органов, а также по верхним и нижним конечностям.

В тот же период времени Бурыкин ВВ., посадив Б и К

в принадлежащий ему автомобиль марки " государственный регистрационный знак , вывез их с территории участка по просьбе К но в пути следования заехал на автомобиле в без людное место - на поле, расположенное на расстоянии около 2,3 км от дер. района обл. в сторону дер. то го же района, и на расстоянии около 190 м слева от автодороги "

", где, действуя из тех же побуждений, вновь умышленно нанес Б множественные удары кулаками и ногами по голове, груди животу и спине, в том числе в места расположения жизненно-важных органов а также по верхним и нижним конечностям.

В совокупности Бурыкин В.В. умышленно нанес потерпевшему Б ­

не менее 23 ударов по голове и телу, причинив оценивающуюся по при знаку опасности для жизни тупую сочетанную травму головы, туловища, оценивающуюся, как тяжкий вред здоровью, а именно:

- закрытую тупую травму головы: тяжелый ушиб головного мозга (по клиническим данным - анизокория, смещение срединных структур головного мозга кома), кровоподтеки, ссадины и раны лица, массивные кровоизлияния в мягкие ткани лица и волосистой части головы, многооскольчатый перелом костей носа полный отрыв альвеолярного отростка верхней челюсти, очаговые кровоизлияния под твердую мозговую оболочку (5 мл в средней черепной ямке справа) и под мягкие мозговые оболочки;

- тупую травму туловища: кровоподтеки грудной клетки и передней брюшной стенки, переломы 6-го и 7-го ребер слева по средней подмышечной линии, 11 ребра по лопаточной линии слева, 10-го и 11-го ребер по околопозвоночной ли нии справа с повреждением пристеночной плевры и ткани обоих легких, кровоизлияние в брыжейку толстого кишечника.

Тупая сочетанная травма головы и туловища осложнились двусторонним гемопневмотораксом, подкожной эмфиземой, гемаспирацией и жировой эмболией сосудов легких. Одновременно Бурыкин В.В. причинил Б кровоподтеки и ссадины конечностей, которые не причинили вреда здоровью.

В результате причиненных Бурыкиным В В . Б умышленных повреждений в 04 часа 30 минут 20 ноября 2011 года последовала смерть Б -

в центральная районная больница" от тупой сочетан ной травмы головы, груди и живота с тяжелым ушибом головного мозга, пере ломом костей носа и отрывом альвеолярного отростка верхней челюсти, множественными переломами ребер, повреждениями пристеночной плевры и ткани легких, кровоизлияниями в брыжейки толстой кишки и в мозговом слое право го надпочечника, осложнившейся спадением легких, двусторонним гемопнев мотораксом (наличием воздуха и крови в плевральных полостях), подкожной эмфиземой и гемаспирацией (попаданием крови в дыхательные пути).

В апелляционном представлении государственный обвинитель Смагин Е.Е. выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов су да фактическим обстоятельствам дела.

Указывает, что суд необоснованно пришел к выводу об отсутствии у Бурыкина В В . умысла на причинение смерти потерпевшему Б

Из показаний свидетеля К следует, что нанося удары руками и ногами по голове и телу потерпевшего, Бурыкин В В . высказывал намерение его убить. Согласившись на его предложение отвезти их с Б в,

Бурыкин В.В. не высказывал намерений отвезти их в фельдшерский пункт в д. , не говорил, что не желает ехать в г. из-за состояния алкогольного опьянения. Бурыкин В В . вывез их в поле, вытащил Б из машины, и вновь стал наносить ему удары руками и ногами. При этом удары ногами Бурыкин В В . наносил целенаправленно, в область головы, разбегаясь для этого на несколько шагов. Слова осужденного свидетель воспринимал как реальное намерение Бурыкина В.В. убить потерпевшего. Сам по себе факт не применения осужденным каких-либо травмирующих орудий при причинении телесных повреждений потерпевшему, не свидетельствует об отсутствии умысла на причинение смерти Б Из заключения судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть потерпевшего Б наступила от сочетанной травмы головы и туловища, которая осложнилась двусторонним гемо пневмотораксом, подкожной эмфиземой, гемаспирацией и жировой эмболией сосудов легких. Общее число травматических воздействий, причиненных Бурыкиным ВВ. потерпевшему, составило не менее 23.

Избранный Бурыкиным В.В. способ причинения смерти потерпевшему свидетельствует о том, что в процессе причинения смерти Б испытывал особые страдания, в связи с чем действия Бурыкина В.В. подлежат квалификации как совершенные с особой жестокостью.

Просит приговор суда отменить, постановить в отношении Бурыкина ВВ новый приговор, признав его виновным по п."д" ч.2 ст. 105 УК РФ, и назначив наказание в виде 17 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционной жалобе потерпевшая Б и ее представители адвокаты Дворянский А.М., Волынский М.Г. выражают несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона, несправедливостью приговора.

Указывают, что суд необоснованно пришел к выводу об отсутствии у Бурыкина ВВ. умысла на убийство Б Из показаний свидетеля К,

признанных судом достоверными, заключением судебно-медицинских экспертиз следует, что Бурыкин В В . нанес погибшему многочисленные телесные повреждения жизненно важных органов, а смерь Б наступила от сочетанной травмы головы и туловища, ставшей результатом причинения ему не менее чем 16 травматических воздействий. Осужденный не мог не понимать что убивает потерпевшего, высказывал соответствующие намерения и действо вал целенаправленно. После избиения в доме Бурыкин В.В. сознательно вывез потерпевшего и свидетеля К в безлюдное место, продолжил там руками и ногами избивать Б а затем, под угрозой убийства, запретил К куда-либо обращаться за помощью 3-4 часа, и К воспринял эту угрозу реально. Об умысле на убийство свидетельствует так же тот факт, что Бурыкин ВВ. оставил в поле потерпевшего без верхней одежды при температуре ниже ноля градусов по

Суд необоснованно не признал в действиях Бурыкина В.В. признака осо бой жестокости, поскольку потерпевшему было причинено не менее 16 травматических воздействий жизненно важных органов, в том числе, шокогенных зон.

Суд в нарушение требований закона незаконно признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной, поскольку из ее текста следует, что Бурыкин ВВ. заявления о совершенном в отношении Б преступления, не сделал. Ко времени обращения Бурыкина В.В. с явкой с по винной, следственные органы после допросов свидетеля К достоверно знали о совершенном Бурыкиным В.В. преступлении. Явка с повинной не упоминалась в обвинительном заключении в качестве доказательства вины осужденного, само оно не оглашалось, поэтому суд не мог на нее ссылаться.

Размер взысканного морального вреда не соответствует нравственным страданиям потерпевшей, не соответствует требованиям разумности и справедливости.

При назначении наказания судом не учтено, что Бурыкин В.В. вину не признал, в содеянном не раскаялся, перед потерпевшей не извинился. Вывод суда о том, что один ребенок осужденного нуждается в лечении, не основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании. В связи с неправильной квалификацией действий осужденного, вынесении незаконного приговора, Бурыкину В В . назначено чрезмерно мягкое наказание.

Просят приговор отменить, вынести новый приговор, которым признать Бурыкина В В . виновным по п."д" ч.2 ст. 105 УК РФ, и назначить наказание в виде 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима. Взыскать с Бурыкина В.В. в пользу потерпевшей в счет возмещения морального вреда рублей.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат Дворянский А.М. выражает несогласие с постановлением суда от 18 марта 2013 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, поскольку в их апелляционной жалобе никаких замечаний не содержалось, в судебном заседании процессуальные права сторонам не разъяснялись. Просит постановление суда отменить.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционные жало бы потерпевшей и ее представителей адвокат Чесноков СВ. считает их необоснованными.

В апелляционной жалобе адвокат Хитьков И.Н. в интересах осужденного Бурыкина В В . выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Суд пришел к выводу о том, что именно Бурыкин В В . нанес потерпевшему руками и ногами не менее 23 ударов по голове и телу. Однако на кистях рук у Бурыкина В В . никаких телесных повреждений не обнаружено, на ноге обнаружено только одно телесное повреждение. На ботинке Бурыкина ВВ. обнаружена кровь, которая принадлежит ему, кровь Б обнаружена только на куртке осужденного, однако из показаний допрошенных в судебном заседании лиц следует, что Бурыкин В В . помогал потерпевшему идти от дома к автомобилю. Отсутствие телесных повреждений на кистях рук Бурыкина ВВ., следов крови на его брюках, джемпере, обуви свидетельствует о том, что он не наносил Б ударов ногами и руками. Показания свидетеля К

противоречивы, в связи с чем безоговорочно им доверять нельзя.

Показания самого Бурыкина В.В. как в ходе предварительного следствия так и в судебном заседании практически последовательны и неизменны.

Просит приговор суда отменить, вынести оправдательный приговор в связи с непричастностью Бурыкина В.В. к совершению преступления.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, исследовав доказательства, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием вы водов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции установлено, что в период с 19 часов до 23 часов 54 минут 19 ноября 2011 года Бурыкин ВВ. на кухне дачного дома, расположенного на участке по адресу ул. дом будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникших в ходе ссоры личных неприязненных отношений к мало знакомому Б умышленно, с целью убийства последнего с особой жестокостью, причиняя потерпевшему особые физические страдания и исключительную боль, в течение продолжительного времени, не менее 20 минут, на нес ему множественные удары кулаками и ногами в места расположения жизненно важных органов - по голове, груди, животу и спине, а также по верхним и нижним конечностям, в том числе причиняя при этом повреждения шокоген ных зон (пристеночная и легочная плевра, брыжейка кишечника).

После вмешательства К который просил прекратить избиение Б и отвезти их к нему домой в г. Бурыкин В.В., желая довести до конца свой умысел на убийство Б посадив Б иК в принадлежащий ему автомобиль марки " ", государственный регистрационный знак вывез их с территории своего участка в безлюдное место - на поле, расположенное на расстоянии около 2,3 км от дер. района обл. в сторону дер. того же района, и на расстоянии около 190 м слева от автодороги " ", с целью убийства Б с особой жестокостью, вытащил его из автомобиля, и причиняя потерпевшему особые физические страдания и исключительную боль, несмотря на вмешательство и просьбы К вновь стал наносить Б в течение продолжительного времени, не менее 20 минут, множественные удары кулаками и ногами в места расположения жизненно важных органов - по голове, груди, животу и спине, а также по верхним и нижним конечностям, в том числе причиняя при этом повреждения шокогенных зон (пристеночная и легочная плевра, брыжейка кишечника).

В совокупности Бурыкин В В . умышленно нанес потерпевшему Б

с большой силой не менее 23 ударов по голове и телу, причинив оценивающуюся по признаку опасности для жизни тупую сочетанную травму голо вы, туловища, оценивающуюся, как тяжкий вред здоровью, а именно:

- закрытую тупую травму головы: тяжелый ушиб головного мозга (по клиническим данным - анизокория, смещение срединных структур головного мозга кома), кровоподтеки, ссадины и раны лица, массивные кровоизлияния в мягкие ткани лица и волосистой части головы, многооскольчатый перелом костей носа полный отрыв альвеолярного отростка верхней челюсти, очаговые кровоизлияния под твердую мозговую оболочку (5 мл в средней черепной ямке справа) и под мягкие мозговые оболочки;

- тупую травму туловища: кровоподтеки грудной клетки и передней брюшной стенки, переломы 6-го и 7-го ребер слева по средней подмышечной линии, 11 ребра по лопаточной линии слева, 10-го и 11 -го ребер по околопозвоночной ли нии справа с повреждением пристеночной плевры и ткани обоих легких, кровоизлияние в брыжейку толстого кишечника.

Тупая сочетанная травма головы и туловища осложнились двусторонним гемопневмотораксом, подкожной эмфиземой, гемаспирацией и жировой эмболией сосудов легких. Одновременно Бурыкин ВВ. причинил Б кровоподтеки и ссадины конечностей, которые не причинили вреда здоровью.

После избиения Б продолжая действовать с особой жестокостью, причиняя потерпевшему еще большие страдания и физическую боль, с целью неотвратимого наступления смерти потерпевшего от причиненных им повреждений, а также от воздействия на тело Б низкой температуры оставил Б с оголенным туловищем в поле, приказав К под угрозой убийством, 3-4 часа никуда не обращаться за помощью, уехал с места происшествия.

Лишь после отъезда с места совершения преступления Бурыкина В.В К реально опасавшийся за свою жизнь в связи с тем, что являлся прямым очевидцем совершения преступления, получил реальную возможность без угрозы для собственной жизни сообщить о случившемся в правоохранительные органы и вызвать скорую помощь.

В результате причиненных Бурыкиным В В . Б повреждений смерть последнего наступила в 04 часа 30 минут 20 ноября 2011 года в МУЗ " центральная районная больница" от тупой сочетанной травмы го ловы, груди и живота с тяжелым ушибом головного мозга, переломом костей носа и отрывом альвеолярного отростка верхней челюсти, множественными переломами ребер, повреждениями пристеночной плевры и ткани легких, кровоизлияниями в брыжейки толстой кишки и в мозговом слое правого надпочечника, осложнившейся спадением легких, двусторонним гемопневмотораксом (наличием воздуха и крови в плевральных полостях), подкожной эмфиземой и гемаспирацией (попаданием крови в дыхательные пути).

Допрошенный в суде первой инстанции в качестве подсудимого Буры кин В В . вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что вечером 19 ноября 2011 года к нему в дачный дом, где он находился вместе с Г

приехали К и ранее незнакомый ему Б После употребления спиртных напитков Б стал вести себя агрессивно, оскорблять присутствовавших, а, когда они остались с ним вдвоем, Б схватил его рукою за лицо и попытался ударить. Защищаясь от действий Б

он нанес тому удар кулаком по лицу и толкнул, отчего последний упал на пол. Он нашел К и, предъявив тому претензии по поводу поведения Б вместе с К иГ вернулся на кухню, где оставался лежать Б Тот встал и агрессивно направился в его сторону, в связи с чем он толкнул Б и тот упал. На лице Б

он видел следы крови, но обильного кровотечения не было. К

попросил вывезти их с Б на машине, и он повез обоих на своей машине в д. где намеревался высадить, зная, что в деревне имеется фельдшерский пункт, где при необходимости Б может быть оказана медицинская помощь. Однако в пути следования Б сидевший на зад нем сиденье, стал хватать его руками, мешая вести машину, из-за чего он рас сердился и, не доезжая указанной деревни, остановился, съехав немного в сто рону от дороги, где высадил К сБ а сам уехал. Ника кого насилия к Б по ененного им в доме в целях самообороны, он больше л; считает, что обнаруженные у Б телесные повреждения, приведшие к смерти последнего, возникли не от его действий, однако при каких обстоятельствах, сказать не может; место, где были обнаружены Б иК не соответствует тому месту, где он их высадил; объяснить, каким иБ оказались в другом месте после их высадки, не может

В суде апелляционной инстанции Бурыкин ВВ. вину также не признал и показал, что только один раз ударил потерпевшего у себя в доме. Больше ни в доме, ни в поле, Б не избивал.

Вина Бурыкина В.В. в умышленном убийстве Б с особой жестокостью подтверждается, а его доводы, и доводы адвоката Хитькова И.Н., изложенные в апелляционной жалобе, о непричастности осужденного к смерти Б опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Из показаний свидетеля К в ходе предварительного следствия, и подтвержденных им в судебном заседании, следует, что вечером 19.11.2011 года он приехал на дачу к своему знакомому Бурыкину В.В. вместе с Б которого Бурыкин В.В. ранее не знал; в гостях у Бурыкина В.В находился Г который также не знал Б После распития спиртного вчетвером они пошли в баню, откуда Бурыкин В.В. и Б вернулись в дом вдвоем; на момент ухода последних обстановка была спокойная и никаких предпосылок к конфликту не было. Через некоторое время в ба ню прибежал Бурыкин ВВ., который был сильно возбужден, агрессивен, и стал предъявлять ему претензии по поводу приезда на дачу Б Вернувшись в дом, он увидел лежавшего на полу в кухне Б в районе головы последнего была кровь. Бурыкин В.В. продолжал высказывать ему претензии по поводу приезда Б нанося при этом потерпевшему неоднократные удары кулаками и ногами по голове и туловищу, сопровождая свои действия неоднократными угрозами убийства в адрес Б Б был в сознании, но сопротивления не оказывал. Видя состояние Б он уговорил Бурыкина В.В. отвезти Б к себе домой, чтобы там оказать последнему помощь. Вместе с Бурыкиным В.В. они помогли Б дойти до машины Бурыкина В.В. и поместили потерпевшего на заднее сиденье. Когда Бурыкин В.В. повез их, то он обратил внимание, что они следуют не в сторону г. , а в сторону дер. . На его вопрос, куда они едут, Бурыкин В.В ответил: "Сейчас, погоди, приедем". Не доезжая до Бурыкин В.В свернул на проселочную дорогу, отъехал от шоссе и остановился в поле, где вытащил Б из автомобиля и снова стал наносить тому многочисленные удары кулаками и ногами по различным частям тела, включая голову. Он пытался защитить Б ложился на него сверху, в результате чего часть ударов досталась и ему. Бурыкин В.В. стаскивал его с Б разбегался и с разбегу бил ногами Б по голове, крича: "Я его убью! Я его все равно убью!". Все это продолжалось длительное время. Видя, что Бурыкин В.В убивает Б он стал умолять его прекратить избиение. После этого Бурыкин ысказывать угрозы убийством в его адрес, поскольку он был прямым очевидцем совершения преступления. Он реально воспринимал угрозы Бурыкина В.В., так как видел, с какой жестокостью тот избивал Б

Прекратив избивать Б Бурыкин В.В. сел в автомобиль, с что он (К ) останется жить, если 3-4 часа будет молчать, оставаться на месте, ходить, и уехал, оставив его с Б на поле. На улице была минусовая температура, Б был о джинсы. Он созвонился с Л котор щил о состоянии Б и их местонахож го оставался там до приезда мили ой помощи, а также Л сШ которые отвезли его в г.

Показания свидетеля К объективно подтверждены:

- протоколом осмотра предметов от 26.01.2012 года (т. 4 л.д.230-231), согласно которому К пользовавшийся мобильным телефоном с номером,

19.11.2011 года в 19 час. 07 мин. 12 секунд созванивался с Бурыкиным В.В., пользовавшимся мобильным телефоном с номером,

а начиная с 23 час. 54 мин. 50 сек. 19.11.2011 года до 00 час. 39 мин. 46 сек. 20.11.2011 года неоднократно звонил свидетелю Л на мобильный телефон с номером

- заключением судебно-медицинской экспертизы № от 20.12.2011г. (т.5 л.д.254-257), согласно которой у К были установлены ушиб головного мозга легкой степени, сопровождавшийся быстро регрессировавшей очаговой симптоматикой, а также кровоподтеки и ссадины верхних конечностей которые возникли по механизму тупой травмы; повреждения могли быть полу чены в период с 19 по 20 ноября 2011 года. Травма головы у К воз никла от одного или более травматического воздействия, а повреждения в области конечностей - не менее, чем от четырех травматических воздействий Травма головы у К расценивается как легкий вред здоровью по признаку кратковременности его расстройства, а повреждения в области верх них конечностей не расцениваются как вред здоровью.

Свидетель Г в судебном заседании суда первой инстанции показал, что после того, как он увидел Б лежащим на полу в дачном домике со следами крови на лице, Бурыкин В.В. Б не избивал, а только один раз толкнул, когда тот поднялся и пошел на Бурыкина В.В. После того, как Бурыкин В.В. и К увезли Б он стал убирать в доме, поскольку на полу и на лестнице была кровь. Примерно через полчаса вернулся Бурыкин В.В. возбужденный и злой, сказал, что высадил Б иК по дороге, поскольку те вели себя неадекватно. При этом обратил внимание, что правая рука у Бурыкина В.В. несколько опухла.

Вместе с тем, из показаний свидетеля Г в ходе предвари тельного следствия, полученных с соблюдением норм уголовно процессуального закона и исследованных в судебном заседании, следует, что в дачном доме, находясь рядом с кухней, он слышал звуки ударов и угрозы ("Урою" и тому подобное), первоначально решив, что Бурыкин В.В. избивает К которому предъявил претензии по поводу того, что тот привез к нему домой Б Однако, зайдя в помещение кухни, исходя из внешней обстановки, понял, что Бурыкин В.В. бил не К аБ (т.З л.д.130-138, 139-143, 144-149, 150-152).

Из показаний свидетеля Х следует, что 19.11.2011 года, около 19-20 часов, он отвез Б которого возил на служебной автомашине, и К купивших перед этим в магазине в г. спиртные напитки в д.З на дачу к ранее ему незнакомому Бурыкину В.В. Он оставался в машине, а К сБ пошли в дом. Ожидая Б он видел, что кроме К иБ которых он привез, на даче находятся также Бурыкин В.В. и Г их общение, которое он наблюдал в процессе ожидания, носило спокойный, дружеский характер. Примерно около 22 часов к нему подошел сам Бурыкин ВВ., который сказал, чтобы он уезжал, так как Б остается у него на даче. Он позвонил и сообщил об этом генеральному директору Д который сказал, чтобы он оставил документы и вещи Б и уезжал.

Свидетель Л в суде первой инстанции показал, что в 23 часа 55 минут ему позвонил К и сказал, что вместе с избитым Б

находится в поле, уточнив, что Б раздет. Он направил туда сотрудников полиции и скорую помощь. Приехав на место С Шони увидели сидящего у костра Б который был сильно избит. На улице была минусовая температура.

Свидетели К Л в суде первой инстанции показали, что около 00 часов 20.11.2011г. выехали в район д. для проверки информации о нахождении там избитого мужчины. На участке шоссе они встретили К находящегося в состоянии опьянения, который ска зал, что нужна помощь. В месте, указанном К они обнаружили избитого Б который лежал на земле. В ожидании приезда скорой помощи они развели костер, чтобы обогреть Б поскольку на улице была минусовая температура.

Из показаний свидетелей Ф Б , оглашенных в судебном заседании, следует, что в ночь с 19 на 20 ноября 2011 года они выезжали в район д. района для оказания медицинской помощи Б Б был сильно избит, находился в крайне тяжелом со стоянии, у него сразу была видна тяжелая черепно-мозговая травма, все его движения были бессознательны, он не был доступен контакту. Оказав первую помощь, они увезли Б в ЦРБ.

Вина Бурыкина В.В. в совершенном преступлении подтверждается так же:

- заключениями проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз от 16.12.2011 года (т.5 л.д.19-35), № доп. от 18.01.2012 года (т.5 л.д.55-62), № от 22.02.2012 года (т.5 л.д.79-95), /доп.З от 25.04.2012 года (т.5 л.д.110-117), № от 02.07.2012 года (т.5 л.д. 135-153), согласно которым при исследовании трупа Б обнаружена тупая сочетанная травма го ловы, туловища, а именно:

- закрытая тупая травма головы: тяжелый ушиб головного мозга (по клиническим данным - анизокория, смещение срединных структур головного мозга кома), кровоподтеки, ссадины и раны лица, массивные кровоизлияния в мягкие ткани лица и волосистой части головы, многооскольчатый перелом костей носа полный отрыв альвеолярного отростка верхней челюсти, очаговые кровоизлияния под твердую мозговую оболочку (5 мл в средней черепной ямке справа) и под мягкие мозговые оболочки;

- тупая травма туловища: кровоподтеки грудной клетки и передней брюшной стенки, переломы 6-го и 7-го ребер слева по средней подмышечной линии, 11 ребра по лопаточной линии слева, 10-го и 11 -го ребер по околопозвоночной ли- нии справа с повреждением пристеночной плевры и ткани обоих легких, кровоизлияние в брыжейку толстого кишечника.

Кроме того, обнаружены кровоподтеки и ссадины конечностей. Все обнаруженные при исследовании трупа повреждения образовались у Б по механизму тупой травмы в срок от единичных до десяти-двенадцати часов до наступления смерти.

Тупая сочетанная травма головы и туловища осложнилась двусторонним гемопневмотораксом (наличие свободного воздуха и крови в плевральной полости с обеих сторон), подкожной эмфиземой (наличие воздуха в подкожной клетчатке шеи и грудной клетки), гемаспирацией (попадание крови в дыхательные пути) и жировой эмболией сосудов легких (наличие капель жира в просветах сосудов легких). Этот комплекс повреждений повлек в 04 час. 30 мин. 20.11.2011 года за собой смерть пострадавшего; расцениваются эти повреждения в совокупности, как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Кровоподтеки и ссадины, обнаруженные при исследовании трупа Б

в прямой причинной связи со смертью не состоят, и у живых лиц эти повреждения при обычном течении и отсутствии осложнений не расцениваются как вред здоровью, поскольку не влекут за собой расстройства здоровья или стойкой утраты общей трудоспособности.

Травма головы и туловища, от которой наступила смерть пострадавшего образовалась не менее чем от шестнадцати травматических воздействий; кровоподтеки и ссадины конечностей образовались не менее чем от семи травматических воздействий. Все обнаруженные повреждения возникли от воздействий твердого тупого предмета (предметов) как с ограниченной, так и с неограниченной поверхностью воздействия; комплекс тупой травмы головы, груди и живота, обусловивший наступление смерти, возник в результате действия внешней силы с ускорением в виде локальных ударов, толчков, бросков и др., а не "падения с высоты собственного роста".

Травма головы, по объему равная имевшейся у Б обычно сопровождается потерей сознания, что лишает пострадавшего возможности к активным целенаправленным действиям; остальные обнаруженные при исследовании трупа повреждения не являются прямым препятствием к активным целенаправленным действиям и самостоятельному передвижению. Повреждения на различных частях и поверхностях предплечий и кистей рук у Б мог ли возникнуть как при закрывании верхними конечностями других частей тела при самообороне, так и при иных условиях;

- заключениями судебно-медицинских экспертиз № от 22.11.2011 года (т.5 л.д.207-209), № от 16.07.2012 года (т.5 л.д.171-191), согласно которым у Бурыкина В.В. при очном освидетельствовании, проведенном 22.11.2011 года был выявлен массивный кровоподтек в дистальной (нижней трети) правой го лени по передней поверхности с переходом на тыльную (верхнюю) поверхность правой стопы, болевым синдромом и ограничением движений в голеностопном суставе. Это повреждение образовалось от одного или более травматического воздействия в срок от двух до пяти суток до момента очного осмотра. Массив- ность кровоподтека и его расположение не исключают возможность его образования, в том числе, в результате множественных ударов ногой по телу Б

при обстоятельствах, указанных свидетелем К

- протоколом осмотре места происшествия от 20.11.2011 года, согласно кото рому на участке поля, расположенного на расстоянии около 2,3 км от дер. района обл. в сторону д того же района и на расстоянии около 190 м слева от автодороги "

были обнаружены и изъяты образцы грунта с веществом темно-бурого цвета, матерчатая кепка, фрагмент пластиковой рамки для крепления номерного знака автомобиля, зафиксированы следы протектора шин автомашины (т. 1 л.д.70-87);

- протоколом осмотра места происшествия от 20.11.2011 года - жилого дома и территории земельного участка с постройками, расположенных по адресу:,

в ходе которого было зафиксировано наличие множества пятен бурого цвета в помещении кухни и коридора дома, на ведущей к дому бетонированной дорожке, а также зафиксированы следы протектора шин авто транспортного средства (т.1 л.д.89-129);

- протоколами осмотра автомобиля марки " от 21.11.2011 года, 24.11.2011 года, 09.12.2011 года, согласно которым на автомобиле было установлено повреждение переднего бампера, пластикового крепления государственного регистрационного знака, установленного на багажнике, зафиксирован рисунок протектора шин, установленных на автомобиле, а также не сколько пятен бурого цвета в салоне и на кузове автомобиля, (т.1 л.д.146-156, 157-163, 164-170);

- заключениям биологической экспертизы от 26.12.2011 года (т.6 л.д.40- 52), и молекулярно-генетической экспертизы № от 02.07.2012 года (т.6 л.д.70-93), согласно которым в смывах, произведенных при осмотре указанного выше автомобиля (с кузова над задней правой дверью, с заднего сиденья, с ручки управления), в смывах, произведенных при осмотре дачного дома подсудимого и прилегающей территории (с ящика на стене кухни, с раковины в кухне, с потолка в кухне, с участка у входной двери в дом, с дорожки у входной двери, с зеркала в кухне, в трех образцах грунта), на куртке и на свитере Б изъятом у К установлено наличие крови, которая произошла от Б

- заключениями трасологических экспертиз от 14.12.2011 года (т.6 л.д. 173-174), от 28.12.2011 года (т.6 л.д.192-194), -

от 12.12.2011 года (т.6 л.д.215-217), согласно которым один след протектора шины автотранспортного средства, часть пластиковой рамки для крепления пластины государственного регистрационного знака автомобиля, обнаружен- ные 20.11.2011 года при осмотре места происшествия, расположенного по адресу: , участок местности на рас стоянии 190 метров слева от автодороги " и на расстоянии 2,3 км от указателя " " по направлению к д того же района, и один след протектора шины автотранспортного средства, зафиксированного 20.11.2011 года при осмотре места происшествия (дачного дома Буры кина В.В. и прилегающей к дому территории), расположенного по адресу:., ,

могли быть образованы шинами передних или задних колес автомобиля " государственный регистрационный знак часть пластиковой рамки для крепления пластины государственного регистрационного знака автомобиля, изъятая при осмотре 24.11.2011 года с багажника автомобиля «

государственный регистрационный знак ранее составляли единое целое;

- другими материалами дела.

Проанализировав исследованные доказательства, Судебная коллегия считает, что доводы апелляционного представления, апелляционной жалобы потерпевшей и ее представителей о неправильной квалификации действий Бурыкина В.В. являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Доводы Бурыкина В.В. и адвоката Хитькова И.Н. о том, что Бурыкин В.В. не причинял Б повреждений, явившихся причиной смерти последнего, а лишь в процессе конфликта, произошедшего между ними в дачном доме, нанес Б один удар кулаком, от которого тот упал, а затем от толкнул от себя Б который вновь повел себя по отношению к нему агрессивно, и доводы о том, что К иБ он высадил из машины не в том месте, где те впоследствии были обнаружены, а в другом, и после того, как последние вышли из его машины, он никакого физического воз действия на Б не оказывал и не знает, кто это насилие к последнему мог бы применить, опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств.

Так, в ходе предварительного следствия Бурыкин В.В. при написании им 20.11.2011 года явки с повинной (т.7 л.д.10-12), при допросе 21.11.2011 года в качестве подозреваемого (т.7 л.д.73-83), при проведении 10.02.2012 года очной ставки с К (т.З л.д.72-76), указывал, что он нанес удары Б.

не только в ходе конфликта, произошедшего на кухне дачного дома, но и в месте, где он высадил Б сК

Из показаний свидетеля К следует, что Бурыкин В.В. избивал Б руками и ногами, как в дачном доме, так и на поле, куда он их вы вез, высказывая при этом намерение убить Б Свои показания К

полностью подтвердил при проверке показаний на месте и при проведении очной ставки с Бурыкиным В.В.

Обстоятельств, которые бы могли свидетельствовать о заинтересованности К в исходе дела, о необъективности его показаний и желании оговорить Бурыкина ВВ., не установлено.

Оснований не доверять показаниям К не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждены протоколами осмотров мест происшествий; заключениями экспертиз о характере, механизме и степени тяжести причиненных Б телесных повреждений; заключениями экспертиз в отношении обнаруженных на вещественных доказательствах, изъятых, в том числе, с мест происшествия, следах крови, принадлежащих Б механизме их образования; заключениями экспертиз, определивших факт присутствия машины Бурыкина В.В. в месте, где был обнаружен Б сотрудниками полиции и врачами скорой помощи.

Об избиении Бурыкиным В.В. Б на кухне дачного дома свидетельствовал в ходе предварительного следствия Г Б отказ свидетеля Г в ходе судебного следствия от своих показаний в части нанесения Бурыкиным В.В. ударов Б на кухне дачного дома суд расценивает, как желание Г близко знакомого с Бурыкиным В.В., оказать содействие последнему в попытке избежать ответственности за содеянное.

Из показаний самого Бурыкина В.В., свидетелей К Г ­

иХ других лиц с Б на дачном участке Бурыкина В.В. не было, а свидетель Х возивший Б вообще уехал оттуда, оставив Б сК Г и Бурыкиным В.В. При этом ни К ни Г как установлено в судебном заседании, на даче у Бурыкина В.В. никаких насильственных действий в отношении Б не совершали. В судебном заседании также установлено что в поле, куда Бурыкин В.В. вывез Б иК других лиц не было. Сам Бурыкин В.В. исключил возможность причинения Б телесных повреждений К Данные протоколов осмотров мест происшествий и заключения трасологических экспертиз, опровергают показания Бурыкина В.В. о том, что он высадил Б иК не в том месте, где они были обнаружены сотрудниками полиции.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что именно Буры кин В.В. в ходе возникшей ссоры первоначально в помещении своего дачного дома, а затем в поле (в месте, где была обнаружена часть рамки крепления но мерного знака от машины подсудимого) избивал потерпевшего, причинив тому телесные повреждения, которые повлекли смерть Б

Доводы Бурыкина В.В. о том, что именно Б находясь у него в гостях, повел по отношению к нему себя агрессивно, в связи с чем он действо вал в состоянии необходимой обороны, опровергаются показаниями допрошен- ных в судебном заседании свидетелей и заключением судебно-медицинских экспертиз, согласно которым Б в момент его избиения Бурыкиным В.В. в дачном доме и в поле, никакой опасности для него не представлял, вся агрессия исходила именно от Бурыкина В.В.

Квалифицируя действия Бурыкина В.В. по ч.4 ст. 111 УК РФ суд первой инстанции указал, что в судебном заседании не установлен умысел подсудимого на убийство Б и причинение ему смерти с особой жестокостью поскольку ранее никаких отношений между Бурыкиным В.В. и Б которые могли бы служить мотивом убийства, не было. Возникший после совместного распития спиртных напитков между Бурыкиным В.В. и Б

личностный конфликт, породивший неприязнь, возник внезапно, однако связанные с этим конфликтом насильственные действия подсудимого по отношению к Б не свидетельствуют о том, что целью этих насильственных действий было именно намерение лишить жизни Б

Однако с таким выводом суда Судебная коллегия согласиться не может.

Из показаний свидетеля К следует, что умысел Бурыкина В.В. был направлен именно на убийство Б Еще в дачном доме нанося удары Б руками и ногами в жизненно важные органы, Буры кин В.В. высказывал угрозу его убийства. Затем, несмотря на его просьбу от везти их с Б в г. Бурыкин В.В. вывез их в безлюдное место - поле, при этом в дороге, на его вопрос, куда они едут, ответил: "Сейчас, погоди, приедем". Остановившись в поле, Бурыкин В.В. вытащил беспомощного Б из автомобиля и снова стал наносить тому многочисленные удары кулаками и ногами по различным частям тела, включая голову. Он пытался защитить Б ложился на него сверху, в результате чего часть ударов досталась и ему. Бурыкин В.В стаскивал его с Б разбегался, и с раз бега, целенаправленно бил ногами Б по голове, крича: "Я его убью Я его все равно убью!".

Об умысле Бурыкина В.В. на убийство потерпевшего свидетельствуют также длительность избиения (не менее 20 минут в доме, и не менее 20 минут в поле), количество (не менее 16 ударов в жизненно важные органы), характер (удары ногами с разбега по голове и туловищу потерпевшего), локализация те лесных повреждений (область головы, груди, живота), сила с которой были причинены телесные повреждения (тяжелый ушиб головного мозга (по клиническим данным - анизокория, смещение срединных структур головного мозга кома), массивные кровоизлияния в мягкие ткани лица и волосистой части голо вы, многооскольчатый перелом костей носа, полный отрыв альвеолярного от ростка верхней челюсти, очаговые кровоизлияния под твердую мозговую оболочку (5 мл в средней черепной ямке справа) и под мягкие мозговые оболочки переломы 6-го и 7-го ребер слева по средней подмышечной линии, 11 ребра по лопаточной линии слева, 10-го и 11 -го ребер по околопозвоночной линии спра- ва с повреждением пристеночной плевры и ткани обоих легких, кровоизлияние в брыжейку толстого кишечника), а также последующие действия Бурыкина ВВ., который видя, в какой одежде (одни джинсы) и в каком состоянии находится потерпевший, запретил К под угрозой убийством (которую К воспринимал реально) 3-4 часа оставаться на месте (в поле) и ни куда не обращаться за помощью.

Не может согласиться Судебная коллегия и с выводами суда о том, что в действиях Бурыкина В.В. отсутствовала особая жестокость.

Из исследованных в судебном заседании доказательств следует, что из биение Бурыкиным В.В. потерпевшего дважды происходило в течение продолжительного периода времени, при этом Б наносились неоднократные удары в жизненно-важные органы, которые, по заключению судебно медицинских экспертиз, находились в "шокогенных зонах" (пристеночная и легочная плевра, брыжейка кишечника). При этом множественные повреждения нескольких жизненно важных органов (сочетанная тупая травма) привели к значительному возрастанию интенсивности болевого синдрома. Из показаний допрошенных в судебном заседании лиц следует, что в процессе избиения Б

находился в сознании (стонал, вздрагивал, реагировал на боль от уда ров).

Кроме того, после длительного и жестокого избиения потерпевшего Бурыкин ВВ., несмотря на низкую температуру окружающего воздуха, не превышавшую 0,5 С, для причинения еще больших страданий и боли, оставил по терпевшего с оголенным туловищем и К в безлюдном месте, не предприняв никаких действий по оказанию помощи Б и не сообщив кому-либо о месте его нахождения.

При указанных обстоятельствах Судебная коллегия квалифицирует действия Бурыкина В.В. по п."д" ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с особой жестокостью.

В соответствии с заключением стационарной судебно-психиатрической экспертизы № от 24.12.2012 года, Бурыкин В.В. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдает и не страдал в момент совершения инкриминируемо го ему деяния, находился в состоянии простого (непатологического) алкогольного опьянения. По своему психическому состоянию Бурыкин В.В. мог как в момент совершения инкриминируемого ему деяния, так может и в настоящее время в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими; он может правильно понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального поло жения, а также самостоятельно осуществлять действия, направленные на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей. В процессе проведенного обследования у подсудимого не было выявлено каких-либо индивидуально- психологических особенностей, которые оказали бы существенное влияние на его сознание и деятельность в период совершения деяния; в момент совершения этого деяния Бурыкин В.В. в состоянии аффекта (физиологического аффекта, ином эмоциональном состоянии, существенно ограничивающем способность к осознанию и регуляции действий) не находился.

Психическое состояние Бурыкина В.В. в момент совершения преступления и в настоящее время у Судебной коллегии сомнений не вызывает.

При назначении наказания Судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого Бурыкина ВВ., обстоятельства, смягчающие его наказание, а так же влияние назначенного наказания на исправление Бурыкина В.В. и на условия жизни его семьи.

Бурыкин В.В. ранее не судим, по месту жительства и работы характеризуется положительно, имеет на своем иждивении двоих несовершеннолетних детей (т.7 л.д.211-212), один из которых нуждается в лечении (т.7 л.д.214), и мать-пенсионерку, нуждающуюся в его помощи и поддержке(т.7 л.д.217), активно участвует в общественной жизни, оказывая организационную и финансовую поддержку детским хоккейным командам (т.7 л.д.210,249,250).

Обстоятельствами, смягчающими наказание, в соответствии с п."г,и" ч.1 ст.61 УК РФ являются наличие у Бурыкина В.В. малолетнего ребенка и явка с повинной.

Хотя в явке с повинной подсудимый Бурыкин В.В., добровольно явившись в следственные органы, и не сообщил всех обстоятельств произошедшего приуменьшив объем примененного им к Б насилия, в то же время он не отрицал, что насилие (в ином объеме) в отношении Б им применялось, предоставив фактически правоохранительным органам информацию о своей причастности к совершенному преступлению. Поэтому Судебная колле гия считает, что явка с повинной Бурыкина В.В. соответствует требованиям ст.142УПКРФ.

Обстоятельств, отягчающих ответственность подсудимого, не имеется.

Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, Судебная коллегия не находит оснований для применения при назначении Бурыкину В.В. наказания правил, предусмотренных ст.64 УК РФ либо 73 УК РФ, а также ч.б ст. 15 УК РФ, и полагает, что исправление Бурыкина В.В. возможно только в условиях изоляции от общества.

Потерпевшей Б к подсудимому Бурыкину В.В. предъявлен гражданский иск о возмещении причиненного ей морального вреда на сумму)

руб.

Подсудимый Бурыкин В.В. иск не признал и просил отказать в его удовлетворении.

Иск потерпевшей о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению с учетом требований ст. 12, 150-152, 1099-1101 ГК РФ, но частично, ис ходя из следующих обстоятельств.

Как установлено в судебном заседании, последствием умышленных, противоправных действий Бурыкина В.В. явилась смерть Б - мужа по терпевшей Б Потеря близкого потерпевшей человека, после гибели которого на ее иждивении остались двое несовершеннолетних детей: сын А,

года рождения, и дочь А 25.11.2002 года рождения, безусловно, привела к тому, что потерпевшая испытала (и испытывает по настоящее время) сильные нравственные страдания и переживания, степень которых, однако не соответствует сумме заявленного потерпевшей иска о возмещении морального вреда, которая является чрезмерно завышенной и подлежит снижению с учетом имущественного положения подсудимого и его семьи. При этом Судебная коллегия учитывает требования разумности и справедливости.

В процессе предварительного следствия были приняты меры в обеспечение, в том числе, гражданского иска, заявленного потерпевшей Б (т.2 л.д. 121-123, 144-147), заключающиеся в наложении ареста на имущество принадлежащее подсудимому Бурыкину В.В. на праве собственности.

Учитывая, что необходимость в применении этой обеспечительной меры с учетом необходимости возмещения морального вреда потерпевшей Б ­

в настоящее время не отпала, Судебная коллегия не находит оснований для отмены наложенного на имущество Бурыкина В.В. ареста, и считает необходимым данный арест сохранить до момента возмещения вреда потер певшей Бурыкиной Е.А.

Судьбу вещественных доказательств по настоящему уголовному делу Судебная коллегия разрешает в порядке, предусмотренном ст.81 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы адвоката Дворянского А.М. замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 389'\ 389^, 389'*, 389^, 389^, 389^, 389^- 389^ УПК РФ,

ПРИГОВОРИЛ:

Приговор Ленинградского областного суда от 1 марта 2013 года в отношении Бурыкина В В отменить.

Бурыкина В В признать виновным по п."д" ч.2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст.53 УК РФ установить Бурыкину В.В. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором Бурыкин В.В. будет проживать после освобождения из мест лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. Возложить обязанность являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы один раз в месяц.

Срок наказания Бурыкину В.В. исчислять с 1 июля 2013 года.

Зачесть Бурыкину В.В. в срок отбытия наказания время содержания его под стражей в качестве меры пресечения в период с 20 ноября 2011 года по 30 июня 2013 года включительно.

Взыскать с Бурыкина В В в пользу Б

в счет возмещения морального вреда

рублей.

Вещественные доказательства по делу:

- три фрагмента грунта, кепку, шесть смывов вещества, занавеску, картонную коробку, шланг от пылесоса, рубашку, пять смывов вещества, предметы одеж ды Бурыкина В.В. (куртку, брюки, джемпер, полуботинки), свитер Б две части пластиковой рамки крепления номерного знака автомобиля, четыре стакана, стеклянную кружку, три керамических кружки и две керамических чашки (т.1 л.д. 198-200), вещи Б (джинсы, трусы, носки) (т.1 л.д. 201- 202), находящиеся в камере хранения отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по области, уничтожить;

- медицинскую карту № на имя Б т.1 л.д.203-204), бумажные носители со сведениями о соединениях абонентов и абонентских устройств (т.4 л.д.260-265), оставить на хранении при уголовном деле;

- мобильный телефон с серийным номером (т.З л.д.200-201), принадлежавший Б возвратить Б

- СИМ-карту компании сотовой связи ОАО " " с серийным номером

(т. 3 л.д.200-201), уничтожить;

- автомашину " государственный регистрационный знак С 517 СС 47(т. 1 л.д. 171-175), оставить на хранении у Бурыкина В С .

Арест, наложенный на имущество Бурыкина В.В. не отменять, сохранив до момента возмещения вреда потерпевшей Б

Апелляционный приговор может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48' УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года с момента его провозглашения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 150 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта