Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ17-1 от 28.02.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 43-АПУ17-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 28 февраля 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кулябина В.М судей Дубовика Н.П. и Шмотиковой С.А при секретаре Багаутдинове Т.Г. рассмотрела в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе осужденного Головина Р.С. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 декабря 2016 года, по которому

Головин Р С ,

судимый:

- 16 декабря 2010 года по ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 158; п. «а» ч.2 ст. 158 (2 преступления); ч.З ст.30, ч.1 ст. 158 УК РФ с применением ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года и штрафу в размере 1000 рублей;

- 25 января 2011 года по п. «г» ч.2 ст.161; ч.1 ст. 158; ч.1 ст. 166; ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ на основании ч.З ст.69 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года;

- 21 мая 2012 года по п. «а» ч.2 ст.!58 (2 преступления); ч.1 ст.!58 УК РФ на основании ч.2 ст.69, ст.70 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 7 июня 2013 года условно-досрочно на 11 месяцев 6 дней;

- 23 января 2014 года поч.1 ст. 158 УК РФ на основании ст.70 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожден 22 января 2015 года по отбытии срока наказания,

осужден:

по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Головину Р.С. 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

Мартынов А А

осужденный 26 октября 2016 года по ч.З ст. 162 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года,

осужден по ч.З ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Приговор от 26 марта 2016 года постановлено исполнять самостоятельно.

Разрешен гражданский иск потерпевших.

Постановлено взыскать с осужденных Головина Р.С. и Мартынова А.А солидарно в пользу М 253859 рублей в счет возмещения материального ущерба, с Головина Р.С. в пользу М 58640 рублей для возмещения расходов на погребение, а также 1900000 рублей в пользу М и 1000000 рублей в пользу М для компенсации морального вреда. Кроме того взыскано с Мартынова А.А. в пользу М 100000 рублей и 100000 рублей в пользу М для компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступление осужденного Головина Р.С, его защитника адвоката Романова СВ., поддержавших доводы апелляционной жалобы, выступление осужденного Мартынова А.А и его защитника адвоката Шевченко Е.М., выразивших несогласие с приговором в части гражданского иска, мнение прокурора Савинова Н.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

осужденные Головин и Мартынов признаны виновными в разбойном нападении на потерпевшего М кроме того, Головин - в убийстве этого потерпевшего, сопряженном с разбоем. Преступления совершены в ночь на 14 октября 2015 года в при обстоятельствах, установленных судом.

В апелляционной жалобе осужденный Головин Р.С. указывает, что суд не принял во внимание смягчающие обстоятельства и назначил чрезмерно строгое наказание. Просит переквалифицировать его действия на ч.4 ст. 111 и ч.2 ст. 161 УК РФ и снизить наказание на основании статей 64, 62, 68 ч.З, 15 ч.б УК РФ, при этом учесть состояние его здоровья, явку с повинной чистосердечное признание и активное способствование раскрытию преступления, изобличение им других соучастников преступления, его способствование розыску похищенного имущества, а также неправомерное поведение самого потерпевшего, который и спровоцировал драку. Обращает внимание, что отсутствие умысла на убийство подтверждено заключением эксперта о том, что потерпевший умер спустя 6 часов после простого нанесения ему побоев. Эти обстоятельства подтверждал в своих показаниях и Мартынов А.А. Также не исключена возможность получения потерпевшим смертельной травмы в результате того, что после нанесения побоев он мог скатиться в овраг и удариться головой. Считает, что суд необоснованно принял показания, данные осужденными в ходе предварительного следствия поскольку в судебном заседании он и Мартынов их не подтвердили. При проверке показаний на месте ему, Головину, задавались наводящие вопросы чем были нарушены его права.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель СВ. Соболев и потерпевшая М просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы возражения на нее, Судебная коллегия находит приговор в отношении осужденного Мартынова А.А. в части гражданского иска о взыскании с него компенсации морального вреда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ компенсация морального вреда является одним из способов защиты гражданских прав. Нематериальные блага принадлежащие лицу: жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, после его смерти в соответствии со ст. 150 ГК РФ другими лицами могут защищаться лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

Согласно положениям ст. 42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего предусмотренные данной статьей права переходят к близким родственникам погибшего, которые вправе требовать с виновного в том числе и компенсацию морального вреда, причиненного им в результате смерти потерпевшего. Однако действующее законодательство не наделяет этих лиц правом требования денежной компенсации за моральный вред, причиненный непосредственно умершему.

Приговором суда установлено, что в отношении М было совершено два преступления, но его смерть наступила только от действий Головина, в связи с чем, признав Головина виновным в убийстве М суд обоснованно взыскал с него денежную компенсацию морального вреда в пользу близких родственников погибшего. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с Головина для компенсации морального вреда, в приговоре приведены. Они полностью основаны на материалах дела. Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины самого причинителя вреда, индивидуальных особенностей потерпевших и характера причиненных им нравственных страданий, что в полной мере соответствует требованиям ст.ст. 151,1101 ГК РФ.

Вместе с тем осужденный Мартынов А.А. признан виновным только в разбойном нападении на М . Приговором установлено, что действиями Мартынова вред был причинен самому пострадавшему М , однако суд, принимая решение о взыскании с Мартынова денежной компенсации морального вреда в пользу близких родственников М -М иМ признанных по данному делу потерпевшими, не привел в приговоре основания и мотивы такого решения и не учел, что поскольку Мартынов к убийству не причастен, то он и не может рассматриваться как лицо, причинившее моральный вред М иМ

С учетом изложенного приговор в части взыскания с Мартынова А.А. 100000 рублей в пользу потерпевшей М и 100000 рублей в пользу потерпевшей М отменить, а в удовлетворении гражданского иска этих потерпевших к осужденному Мартынову А.А. о взыскании с него компенсации морального вреда отказать.

Кроме того, суд, назначая осужденным дополнительное наказание в виде ограничения свободы, ошибочно указал муниципальные образования города К и В в качестве мест его отбывания, тогда как данный вопрос подлежит разрешению в порядке, предусмотренном ст.399 УПК РФ, в связи с чем указание об этом следует из приговора исключить.

В остальной части приговор следует признать законным обоснованным и справедливым, а доводы апелляционной жалобы - не подлежащими удовлетворению.

Вина осужденного Головина установлена судом на основании совокупности доказательств, в частности, показаний свидетелей заключением судебных экспертов, показаниями эксперта и других, анализ и существо которых подробно изложены в приговоре.

Так согласно оглашенным показаниям осужденного Головина, данным им в ходе предварительного следствия, он в ходе распития спиртных напитков в квартире А сообщил Мартынову, что хочет забрать у М сотовый телефон и ноутбук, Мартынов согласился и предложил поехать в бар. Перед выходом Мартынов вытащил из обуви шнурок, и он понял, что Мартынов хочет придушить М чтобы забрать его вещи Находясь в автомобиле, Мартынов, сидевший сзади М , набросил ему на шею шнурок и попытался задушить, но веревка порвалась, после чего все вышли из машины, а М стал звонить по телефону. Затем он Головин, ударил М кулаком по лицу и ногой по голове, сел на потерпевшего и дважды ударил рукой по лицу и один раз по телу, после чего поднял М и усадил на пассажирское сиденье между А и Мартыновым. Находясь в автомашине, он выбрал участок местности возле лесополосы, где решил избить потерпевшего, отобрать у него машину и бросить его там. Вытащив М из машины, ударил его 4 раза ногой по голове и 5 раз ногой по телу. После ударов потерпевший лежал на спине и тяжело дышал. Приехав в , Мартынов и А продали ноутбук потерпевшего, а А - навигатор. Они с Мартыновым пытались продать автомобиль потерпевшего, но не нашли покупателя, тогда он Головин, бросил автомобиль во дворе дома №

При проверке показаний на месте Головин подтвердил свои показания указал место, где избил и оставил потерпевшего, пояснял, что после избиения в лесу М потерял сознание, хрипел и тяжело дышал, он, Головин допускал, что М может умереть.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденному недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств, судом не установлено. При допросах Головина ему разъяснялись соответствующие положения уголовно процессуального закона, его право не свидетельствовать против себя, а также то, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допросы осужденного проводились в присутствии адвоката Каких-либо замечаний по ходу и содержанию допросов ни осужденный, ни его защитник не подавали.

В судебном заседании исследовались показания осужденного Мартынова, данные им в качестве обвиняемого, в которых он также пояснял что инициатива похищения имущества М исходила от Головина. Он Мартынов, взял с собой шнурок от ботинка, чтобы припугнуть М придушив его, и забрать у него деньги. После того, как шнурок порвался, он решил все обратить в шутку, но М ему не поверил. Выйдя из машины М начал разговаривать с Головиным на повышенных тонах, стал звонить кому-то по телефону, сообщил, что у него проблемы, но Головин вырвал телефон из рук М и забрал его себе. Затем они отошли от автомобиля, и между Головиным и М началась драка, Головин трижды ударил потерпевшего кулаком по лицу, сел на него сверху и прижал коленом, после чего оба успокоились и подошли к автомобилю. М был в сознании, но тяжело дышал. В лесу Головин вытащил из салона М и они вдвоем ушли в сторону леса. Через 10 минут вернулся Головин, сел в машину, сказал, что, наверное, убил М , оставил его в лесу, просил никому не рассказывать.

В ходе следственного эксперимента Мартынов на манекене показал, как он пытался шнурком удушить М , а также как Головин наносил удары потерпевшему.

Виновность Головина в содеянном подтверждена также совокупностью других доказательств, в том числе, показаниями свидетелей, протоколами осмотров места происшествия и предметов, заключениями экспертов и другими доказательствами.

Так свидетель О показал, что 14 октября 2015 года в 21 час 15 минут ему позвонил племянник - М и сказал, что у него большие проблемы, голос у него был испуганный, затем сказал, что перезвонит позже и прервал связь. Он пытался позвонить Разилю, но тот сначала трубку не брал, а потом его телефон был отключен.

Из показаний свидетеля А следует, что 14 октября 2015 года к нему в квартиру пришли Мартынов и М оба были в состоянии алкогольного опьянения, пригласили в гости Головина, все вместе пили пиво Около 23 часов Мартынов, Головин и М стали собираться в кафе, он видел, как Мартынов перед выходом из квартиры вытащил из ботинка шнурок и взял с собой. Видел, как М звонил кому-то по телефону, в этот момент Головин выбил телефон из рук М , телефон Мартынов забрал себе. М пнул Головина по ноге, в ответ последний нанес ему удары кулаками по голове и телу, от которых тот упал. Затем Головин стал бить М ногами по голове и телу, нанес ему около 20 ударов, забрал у потерпевшего ключи от автомобиля, подогнал автомобиль к лежащему потерпевшему, вместе с Мартыновым погрузили М , который был без сознания и в крови, на заднее сиденье. Они катались по городу, пили пиво, когда он, А проснулся, автомобиль находился в лесу, Головин вытащил М из машины и потащил в лес. Вернувшись через 10-15 минут, сказал, что убил М , и просил никому не рассказывать Позднее по указанию Головина Мартынов и А продали ноутбук потерпевшего, а он, А , продал навигатор.

Согласно показаниям свидетеля А Головин рассказал ему что парень, с которым он дрался и который находился на заднем сиденье автомобиля, должен ему деньги, и он забирает автомобиль этого парня себе говорил также, что надо заставить владельца автомобиля переписать автомобиль на него, при этом показал бланки договора купли-продажи Остановив автомобиль возле лесопосадки, Головин вытащил владельца автомобиля из салона и повел его в лес. Спустя 10 минут Головин вернулся один, по дороге рассказал, что он пытался задушить владельца автомобиля затем избил его, в результате чего тот захрипел и, по его мнению, умер Позднее А продал навигатор владельца автомобиля, а он и Мартынов продали ноутбук.

Свидетель Р также подтвердил, что Головин говорил, что хозяин автомобиля должен ему деньги, и он в ходе конфликта избил его. На следующий день со слов А он узнал, что Головин вытащил хозяина автомобиля из машины, ушел с ним, отсутствовал некоторое время, вернулся один, а затем рассказал А что он что-то сделал с хозяином автомобиля, отчего тот захрипел, после чего скинул его в лес.

Свидетель С показал, что 15 октября 2015 года Головин вернулся домой утром, был в состоянии алкогольного опьянения, сказал, что убил человека.

Не доверять показаниям допрошенных по делу свидетелей у суда оснований не было, так как они были последовательными непротиворечивыми, согласующимися с другими доказательствами, в том числе с протоколами осмотров места происшествия, трупа потерпевшего выемки и осмотров предметов и документов, детализацией телефонных переговоров и другими доказательствами, анализ и оценка которых содержится в приговоре.

По делу проведены необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

Так, согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть М наступила от травматического шока, развившегося в результате причинения закрытой черепно-мозговой травмы в виде кровоподтеков вокруг глаз, на правой щеке, на ушных раковинах, ссадин ниже и за правой ушной раковиной, раны на правой надбровной дуге, обширных кровоизлияний в кожно-мышечном лоскуте головы (в правой теменно-височной области, в лобной области справа, в левой теменно-височной области), кровоизлияния под твердой мозговой оболочкой в правой теменно-височной области Смерть М , вероятнее всего, наступила от действий Головина при обстоятельствах, указанных и продемонстрированных Головиным Мартыновым и А в ходе следственных действий по уголовному делу.

В судебном заседании эксперт Л пояснил, что получение потерпевшим черепно-мозговой травмы в результате падения и соударения головой о твердые тупые предметы исключается, так как указанная травма образовалась от неоднократного ударного воздействия, в связи с чем доводы жалобы осужденного Головина о том, что после нанесения побоев потерпевший мог скатиться в овраг и удариться головой, являются несостоятельными.

Таким образом, выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осужденным Головиным, включая время, место, способ, мотивы и другие, подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст.73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

Приведенные в приговоре мотивы, по которым в основу выводов суда положены одни и отвергнуты другие доказательства, соответствуют материалам дела.

О направленности умысла Головина на убийство М , как установил суд, свидетельствует также характер его последующих после избиения действий, в том числе, оставление потерпевшего в ночное время суток в лесном массиве вдали от населенных пунктов в бессознательном состоянии, без верхней одежды в холодное время года.

Поскольку убийство потерпевшего было сопряжено с разбоем, о котором оба осужденных имели предварительную договоренность, доводы осужденного Головина о том, что потерпевший сам спровоцировал драку следует признать безосновательными.

При установлении и оценке обстоятельств содеянного суд в приговоре подробно проанализировал совокупность исследованных доказательств и мотивированно признал доказанным факт совершения Головиным убийства М сопряженного с разбоем, а также разбойного нападения совершенного группой лиц по предварительному сговору с Мартыновым, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

С учетом характера действий осужденного Головина до, во время и после совершения преступлений, суд обоснованно пришел к мотивированному выводу о доказанности его виновности в содеянном и о квалификации его действий по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденным в реализации их прав, предусмотренных уголовно процессуальным законом, не допускалось.

Заключением комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов установлено, что в момент инкриминированных деяний Головин каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием и иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период совершения инкриминируемых ему деяний, не страдал, не находился также в состоянии аффекта.

Наказание осужденному Головину назначено в соответствии с требованиями ст.6, 43, 60, 61, 63 УК РФ, соразмерно содеянному и потому вопреки доводам жалобы, оно не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

При определении наказания Головину суд наряду с характером и степенью общественной опасности совершенных преступлений учел конкретные обстоятельства содеянного им, данные о его личности, наличие смягчающих наказание обстоятельств, таких как явка с повинной способствование раскрытию и расследованию преступлений и изобличение на предварительном следствии соучастника преступления, а также розыску части похищенного имущества, его состояние здоровья и наличие заболеваний положительные характеристики, принесение извинений потерпевшей и гражданскому истцу, наличие отягчающих обстоятельств в виде рецидива преступлений и совершением им преступлений в состоянии опьянения вызванном употреблением алкоголя, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и достижение иных целей наказания.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения апелляционной жалобы осужденного Головина не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 декабря 2016 года в отношении Головина Р С и Мартынова А А изменить, исключить из него ссылку на название муниципальных образований, указанных в качестве мест, отбывания осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Приговор в части гражданского иска потерпевших о взыскании с осужденного Мартынова А.А. 100000 рублей в пользу потерпевшей М и 100000 рублей в пользу потерпевшей М отменить, в удовлетворении гражданского иска потерпевших М

и М к осужденному Мартынову А.А. о взыскании компенсации морального вреда отказать.

В остальном приговор в отношении Головина Р.М. и Мартынова А.А оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного Головина Р.С без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 150 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта