Информация

Решение Верховного суда: Определение N 57-АПГ17-1 от 23.03.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№57-АПГ17-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 м а р т а 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Корчашкиной Т.Е. и Зинченко И.Н.

при секретаре Костереве Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Анкор» о признании недействующими пунктов 1705 - 1709, 1738 перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, утвержденного постановлением Правительства Белгородской области 23 ноября 2015 г. № 416-пп «Об утверждении перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость»

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Анкор» на решение Белгородского областного суда от 24 октября 2016 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителей ООО «Управляющая компания «Анкор» Сергеевой СИ., Шевченко Н.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение законным обоснованным и не подлежащим отмене, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Правительство Белгородской области постановлением от 23 ноября 2015 г. № 416-пп «Об утверждении перечня объектов недвижимого имущества в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость утвердило перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость на 2016 год (далее Перечень).

Постановление Правительства Белгородской области от 23 ноября 2015 г. № 416-пп подписано Губернатором Белгородской области и опубликовано на сайте «Вестник нормативных правовых актов Белгородской области» в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» 26 ноября 2015 г. (Ьйр://АУЛУЛУ.2акоп.Ье1ге§10П.ш) и согласно пункту 5 указанного постановления вступило в силу со дня его официального опубликования.

В пункты 1705 - 1709 Перечня включены нежилые помещения с кадастровыми номерами 31:06:0237001:77, 31:06:0237001:79, 31:06:0237001:80, 31:06:0237001:88, 31:06:0237001:92, расположенные по адресу: Белгородская область, город Старый Оскол, проспект Молодежный, дом 6.

В пункт 1738 Перечня включено нежилое помещение с кадастровым номером 31:06:0238001:2664, расположенное по адресу: Белгородская область город Старый Оскол, микрорайон Степной, дом 8а.

Общество обратилось в Белгородский областной суд с административным исковым заявлением о признании недействующими пунктов 1705 - 1709, 1738 Перечня в редакции постановления Правительства Белгородской области от 23 ноября 2015 г. № 416-пп, ссылаясь на то, что вышеуказанные объекты недвижимости принадлежат обществу с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Анкор» на праве собственности.

Административный истец также указал, что включенные в названные пункты Перечня нежилые помещения не обладают предусмотренными статьей

2 378 Налогового кодекса Российской Федерации признаками объектов, в отношении которых налоговая база по налогу на имущество организаций исчисляется исходя из кадастровой стоимости. Включение данных помещений

в Перечень неправомерно возлагает на Общество обязанность по уплате налога

на имущество организаций в завышенном размере.

Решением Белгородского областного суда от 24 октября 2016 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Общество, ссылаясь на то, что выводы суда,

изложенные в решении суда первой инстанции, не соответствуют

обстоятельствам дела, и на неправильное применение норм материального

права, просит отменить указанный судебный акт и принять по

административному делу новое решение об удовлетворении заявленных

требований.

Относительно доводов, изложенных в апелляционной жалобе Правительством Белгородской области представлены возражения.

Административный ответчик и заинтересованное лицо своевременно и надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились. На основании статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы возражения на нее, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Исходя из положений статей 72 и 76 Конституции Российской Федерации подпункта 33 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», статьи 372 Налогового кодекса Российской Федерации , статей 35, 36, 44 Закона Белгородской области от 31 декабря 2003 г. «Устав Белгородской области», пункта 1.6 Регламента Правительства Белгородской области, утвержденного постановлением Правительства Белгородской области от 12 марта 2004 г. №1-пп, суд первой инстанции правильно установил, что постановление Правительства Белгородской области от 23 ноября 2015 г. № 416-пп, которым утвержден Перечень, а также последующие изменяющие его акты приняты уполномоченным органом в установленной форме и размещены на официальном сайте Губернатора и Правительства Белгородской области в сроки, предусмотренные подпунктом 3 пункта 7 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации .

Согласно подпунктам 1 и 2 пункта 1 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база определяется с учетом особенностей, установленных этой статьей, как кадастровая стоимость имущества, утвержденная в установленном порядке, в отношении следующих видов недвижимого имущества, признаваемого объектом налогообложения: 1) административно-деловые центры и торговые центры (комплексы) и

помещения в них; 2) нежилые помещения, назначение которых в соответствии с

кадастровыми паспортами объектов недвижимости или документами

технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости предусматривает

размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и

бытового обслуживания либо которые фактически используются для

размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и

бытового обслуживания.

Статьей 3.1 Закона Белгородской области от 27 ноября 2003 г. № 104

«О налоге на имущество организаций» предусмотрено, что налоговая база

определяется с учетом особенностей, установленных названной статьей, как

кадастровая стоимость имущества, утвержденная в установленном порядке, в отношении следующих видов недвижимого имущества, признаваемого объектом налогообложения, указанных в статье 3782 Налогового кодекса Российской Федерации: 1) административно-деловые центры и торговые центры (комплексы) и помещения в них; 2) нежилые помещения назначение которых в соответствии с кадастровыми паспортами объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации объектов недвижимости предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания либо которые фактически используются для размещения офисов, торговых объектов объектов общественного питания и бытового обслуживания.

На основании статьи 4 Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 307-ФЗ «О внесении изменений в статью 12 части первой и главу 30 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» постановлением Правительства Белгородской области от 1 июня 2015 г. № 218-пп утвержден порядок определения вида фактического использования зданий (строений сооружений) и нежилых помещений для целей налогообложения (далее Порядок).

Согласно пункту 2 Порядка вид фактического использования объектов недвижимости определяется департаментом имущественных и земельных отношений Белгородской области (далее - Департамент) в соответствии с настоящим Порядком на основании положений пунктов 3, 4, 4.1, 5 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации и результатов мероприятий по определению вида фактического использования объектов недвижимости проведенных комиссиями по определению вида фактического использования объектов недвижимости для целей налогообложения (далее - комиссии Комиссии создаются в каждом муниципальном районе, городском округе Белгородской области распоряжениями Департамента.

Пунктом 3 Порядка предусмотрено, что определение вида фактического использования объектов недвижимости осуществляется на основании:

1) информации, содержащейся в торговом реестре, ведение которого осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2009 г. № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой

деятельности в Российской Федерации»;

2) информации о назначении объектов недвижимости, содержащейся в

записях Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и

сделок с ним;

3) информации о виде использования объектов недвижимости, имеющейся

в распоряжении органов местного самоуправления муниципальных районов,

городских округов, в том числе сведений, содержащихся в разрешениях на ввод

объектов в эксплуатацию, результатах проведения осмотров зданий,

сооружений, проводимых в случаях, предусмотренных Градостроительным

кодексом Российской Федерации;

4) информации, полученной по результатам запроса необходимых

документов и сведений у юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, граждан, являющихся собственниками (владельцами объектов недвижимости (при наличии в распоряжении комиссии сведений об адресах собственников объектов недвижимости для осуществления соответствующего запроса);

5) результатов обследования объектов недвижимости.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела Универсальный Дворец спорта, в котором находятся пять принадлежащих Обществу помещений (пункты 1705 - 1709 Перечня), расположен на принадлежащем административному истцу земельном участке с кадастровым номером 31:06:0242001:1163 площадью 24 494 кв. м, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания дворца спорта, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 26 февраля 2014 г. серии 31-АВ № 837939, кадастровым паспортом земельного участка от 03 февраля 2014 г. № 3100/301/14-32307.

Универсальный Дворец спорта введен в эксплуатацию в декабре 2003 года как единый комплекс.

По решению правообладателя в 2004 году объекты, поименованные в пунктах 1705 - 1709 Перечня, учтены и зарегистрированы на праве собственности как отдельные объекты недвижимости - нежилые помещения.

Включены объекты недвижимости в Перечень на основании данных о назначении объектов, содержащихся в государственном кадастре недвижимости.

Суд, исследовав кадастровые паспорта вышеуказанных объектов недвижимости, технические паспорта на эти помещения, пришел к выводу о том, что данные помещения представляют собой:

нежилое помещение общей площадью 55,3 кв. м, расположенное на 1 этаже, с кадастровым номером 31:06:0237001:77 - парикмахерскую, в которой помимо парикмахерских услуг оказываются услуги педикюра и маникюра, а также имеется санузел;

нежилое помещение общей площадью 195, 8 кв. м, расположенное на 1 этаже, с кадастровым номером 31:06:0237001:79 - кафе на 70 мест со служебным помещением, коридором, туалетом, моечной и кладовой;

нежилое помещение общей площадью 144, 2 кв. м, расположенное на 1 этаже, с кадастровым номером 31:06:0237001:80 - бар, состоящий из двух частей: площадью 17, 73 кв. м и 126, 52 кв. м;

нежилое помещение общей площадью 328, 1 кв. м, расположенное

на 1 этаже, с кадастровым номером 31:06:0237001:88 - японскую баню с

сауной, в которой имеются два моечных отделения, три тамбура, три сауны, два

коридора, два бассейна, две раздевалки, две комнаты отдыха, четыре кладовых

и холл.

С учетом представленных в материалы данного административного дела

доказательств суд установил, что в вышеуказанных нежилых помещениях,

принадлежащих административному истцу на праве собственности,

оказываются бытовые услуги, а также услуги по организации питания и досуга.

При определении понятия объекта бытового обслуживания суд правомерно исходил из положений параграфа 2 главы 37, главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Правил бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 15 августа 1997 г. № 1025, согласно которым правоотношения в сфере бытового обслуживания направлены на выполнение лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, работы и (или оказание услуг, предназначенных для удовлетворения бытовых или личных потребностей и иных нужд гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Отказывая в исключении из Перечня пяти объектов недвижимости расположенных по адресу: Белгородская область, город Старый Оскол проспект Молодежный, дом 6, суд также принял во внимание и вывод межведомственной комиссии по рассмотрению вопросов, касающихся формирования Перечня и определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений для целей налогообложения о том, что объекты включены в Перечень на основании данных об их назначении содержащихся в государственном кадастре недвижимости. Указанные объекты являются помещениями в здании Дворца спорта, зарегистрированы в качестве самостоятельных объектов права, при этом назначение данных помещений в государственном кадастре недвижимости позволяет отнести их к помещениям предназначенным для общественного питания и бытового обслуживания указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации.

При этом суд правомерно отклонил довод представителей административного истца о том, что общая площадь объектов, перечисленных в пунктах 1705 - 1709 Перечня - 958, 50 кв. м, что составляет лишь 9 % от общей площади Универсального Дворца спорта, поскольку сам Дворец спорта, в котором находятся нежилые помещения, в Перечень не включен, а требование Общества направлено на исключение из Перечня (путем признания не действующим нормативного правового акта в соответствующей части) не Универсального Дворца спорта, а именно нежилых помещений в нем.

Правомерно не установил суд оснований для признания нормативного правового акта недействующим в части исключения из Перечня вышеназванных пяти объектов недвижимости в связи с указанием в графе «кадастровый номер» Перечня слов «здание (строение, сооружение») вместо «помещение».

Включение объектов недвижимости в Перечень имеет целью отнесение таких объектов к объектам налогообложения, налоговая база которых определяется исходя из их кадастровой стоимости, а не само определение кадастровой стоимости этих объектов недвижимости.

Кадастровая стоимость объектов недвижимости (за исключением земельных участков) на территории Белгородской области утверждена постановлением Правительства Белгородской области от 23 ноября 2015 г.

№ 414-пп «Об утверждении результатов определения кадастровой стоимости

объектов недвижимости (за исключением земельных участков) на территории Белгородской области».

С учетом характера заявленных Обществом административных требований размер кадастровой стоимости нежилых помещений для целей рассматриваемого настоящего административного требования юридического значения не имеет.

В случае, если административный истец считает, что кадастровая стоимость принадлежащих ему нежилых помещений должна быть иной, он не лишен возможности ее оспорить по правилам главы 25 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. При этом, как следует из разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. № 28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости», результаты определения кадастровой стоимости объекта недвижимости могут быть оспорены путем предъявления требования об изменении кадастровой стоимости в связи с выявлением недостоверных сведений об объекте оценки, использованных при определении его кадастровой стоимости, в том числе об исправлении технической и (или) кадастровой ошибки.

Отказывая в исключении из Перечня нежилого помещения с кадастровым номером 31:06:0238001:2664, включенного в него пунктом 1738 и расположенного на земельном участке с кадастровым номером 31:06:0238001:18, площадью 1 522 кв. м, категории земель: земли населенных пунктов - для обслуживания нежилых помещений (офисов), суд исходил из того, что в соответствии с кадастровым паспортом данный объект недвижимости находится в здании с кадастровым номером 31:06:0238001:99 и является трехэтажным нежилым помещением, общей площадью 150, 2 кв. м и представляет собой лестничный марш с лестничными клетками.

Поскольку в этом же здании по адресу: Белгородская область, город Старый Оскол, микрорайон, Степной, дом 8а, расположены принадлежащие административному истцу и открытому акционерному обществу банк социального развития и строительства «Липецккомбанк» помещения, которые используются под офисы, несмотря на то, что по решению правообладателя оно зарегистрировано как самостоятельный объект недвижимости, суд учел, что

офисные помещения в среднеэтажном здании не могут эксплуатироваться по

своему прямому назначению без вспомогательных помещений, к которым

относятся лестничные марши, тамбуры, коридоры и иные вспомогательные

помещения, участвующие в их обслуживании и расчете площади.

Такие помещения, по смыслу статьи 135 Гражданского кодекса

Российской Федерации, связаны с основным - офисным помещением общим

назначением (принадлежностью) и следуют его судьбе. Это обстоятельство

подтверждается также и регистрацией права собственности на вышеназванный

лестничный марш - по % доли за Обществом - административным истцом и

вышеуказанным банком.

Судом также установлено, что включению в Перечень под номером 1738

нежилого помещения с кадастровым номером 31:06:02638001:2664 предшествовали мероприятия по определению его фактического использования, что в полной мере соответствует требованиям действующего законодательства.

Эти обстоятельства подтверждены кроме того письмом администрации Старооскольского городского округа Белгородской области от 10 марта 2016 г. № 9-03/0330, проводившей проверку по поручению Департамента имущественных и земельных отношений области, в котором указано, что данное нежилое помещение представляет собой лестничные марши и лестничные клетки и выполняет обслуживающую функцию в здании офисного назначения.

С учетом установленных обстоятельств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что вышеуказанные нежилые помещения соответствуют установленным статьей 3782 Налогового кодекса Российской Федерации критериям объектов, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, и признал правомерным их включение в обжалуемый Перечень.

Доводы апелляционной жалобы не могут повлечь отмену решения суда поскольку они аналогичны позиции заявителя в суде первой инстанции которой дана надлежащая правовая оценка судом первой инстанции, что нашло мотивированное, обстоятельное отражение в судебном акте.

Нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено, в связи с чем оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 177, 309, 310 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила решение Белгородского областного суда от 24 октября 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Анкор» - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 135 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта