Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-КГ17-7 от 26.06.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№78-КГ17-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 26 июня 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Кириллова ВС.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 июня 2017 г. гражданское дело по иску Бабия А И к Государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга о включении в специальный стаж периодов работы назначении досрочной страховой пенсии по старости

по кассационной жалобе начальника Государственного учреждения Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга Кунициной М.В. на решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 августа 2016 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Бабия А.И., его представителей Грудского А.Я., Зарудневой-Бабий Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Бабий А.И. обратился в суд с иском к Государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга (далее - УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга, пенсионный орган) о включении в специальный стаж периодов работы, назначении досрочной страховой пенсии по старости.

В обоснование заявленных требований Бабий А.И. указал на то, что 25 мая 2015 г. он обратился в У ПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга с заявлением о назначении ему досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 30 лет в городах).

Решением УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга от 10 ноября 2015 г. № 382468 ему было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» в связи с отсутствием требуемого 30-летнего стажа лечебной и иной деятельности в учреждениях здравоохранения.

В специальный стаж Бабия А.И. пенсионный орган не засчитал периоды его работы с 3 января по 30 июня 1998 г. (5 месяцев 28 дней), с 1 июля 1998 г по 31 декабря 2001 г. (3 года 6 месяцев), с 12 февраля по 31 декабря 2002 г. (10 месяцев 20 дней), с 19 января по 31 декабря 2003 г. (11 месяцев 13 дней с 19 января по 31 декабря 2004 г. (11 месяцев 13 дней), с 13 января по 31 декабря 2005 г. (11 месяцев 19 дней), с 17 января 2006 г. по 31 декабря 2006 г. (11 месяцев 15 дней), с 5 января по 31 декабря 2007 г. (И месяцев 27 дней), с 4 января по 31 декабря 2008 г. (11 месяцев 28 дней), с 12 января 2009 г. по 17 января 2010 г. (1 год 6 дней), с 23 января по 28 ноября 2010 г. (10 месяцев 6 дней), с 1 декабря 2010 г. по 10 июня 2012 г. (1 год 6 месяцев 10 дней), с 15 по 24 июня 2012 г. (10 дней), с 29 июня по 30 сентября 2012 г. (3 месяца 2 дня), с 12 октября 2012 г. по 29 мая 2013 г. (7 месяцев 18 дней), с 5 июня по 6 октября 2013 г. (4 месяца 2 дня с 11 октября 2013 г. по 28 сентября 2014 г. (11 месяцев 18 дней), с 3 октября 2014 г. по 25 мая 2015 г. (7 месяцев 23 дня) в должностях врача отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс» (с 31 декабря 2004 г ЗАО «Поликлинический комплекс»), поскольку указанное учреждение не поименовано в Номенклатуре учреждений здравоохранения, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 3 ноября

1999 г. № 395, Правилах, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066 (применяемых к периодам трудовой деятельности, имевшим место до 1 ноября 1999 г а также в Правилах и Списках, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, и по своей организационно-правовой форме не является учреждением здравоохранения По этой же причине в специальный стаж Бабию А.И. пенсионный орган не засчитал и период его работы в ЗАО «Медицинский центр «РАМИ» с 2 декабря

2014 г. по 25 мая 2015 г. на 0,25 ставки.

Кроме этого, в календарном исчислении, а не в льготном, УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга включило в специальный стаж Бабия А.И. период прохождения им военной службы в Вооруженных Силах СССР в качестве врача первой медицинской помощи с 17 января 1985 г по 17 января 1987 г., а также период его работы с 17 декабря 1979 г. по 30 июля 1982 г. в должности медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишенева.

Бабий А.И. считает решение пенсионного органа об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости незаконным, поскольку в период работы в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г. он осуществлял лечебную деятельность в организации, ранее являвшейся учреждением здравоохранения, цели и задачи которой не изменились при смене ее организационно-правовой формы, а в период работы с 1 декабря 2014 г. по 25 мая 2015 г. в ОАО «Поликлинический комплекс» на 0,75 ставки и в ЗАО «Медицинский центр «РАМИ» на 0,25 ставки он выработал норму рабочего времени в объеме полной ставки по должности врача отоларинголога, что позволяет включить эти периоды в специальный стаж для досрочного назначения страховой пенсии по старости. Ссылаясь на положения абзаца третьего пункта 2 постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», Бабий А.И. полагает, что в специальный медицинский стаж в льготном исчислении (как один год работы за один год и шесть месяцев должен быть включен период его трудовой деятельности с 17 декабря 1979 г по 30 июля 1982 г. в качестве медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишенева. Также, по мнению Бабия А.И в льготном исчислении (как один месяц службы за три месяца) надлежит засчитывать и период его службы в составе Вооруженных Сил СССР в Демократической Республике Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г., что следует, как полагает истец, из подпункта «а» пункта 1 постановления Центрального комитета КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. № 59-27 «О льготах военнослужащим, рабочим и служащим, находящимся в составе ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям».

Бабий А.И. просил признать незаконным решение УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга от 10 ноября 2015 г. № 382468 об отказе в назначении ему досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», возложить на ответчика обязанность включить в его специальный медицинский стаж в льготном исчислении (как один год работы за один год и шесть месяцев) период работы с 17 декабря 1979 г. по 30 июля

1982 г. в качестве медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишенева, в льготном исчислении (как один месяц службы за три месяца) период службы в составе Вооруженных Сил СССР на территории Демократической Республики Афганистан в качестве врача мотоманевренной группы с 22 мая по 28 ноября 1986 г., возложить на ответчика обязанность включить в специальный медицинский стаж в календарном исчислении период его работы в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 25 мая 2015 г., а также период обучения в очной аспирантуре с 30 декабря 1987 г по 28 декабря 1991 г., обязать ответчика назначить ему досрочную страховую пенсию по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» с 25 мая 2015 г.

Представитель УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга в суде иск не признал.

Решением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 апреля 2016 г. на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга возложена обязанность включить Бабию А.И. в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии как лицу, осуществляющему лечебную и иную деятельность про охране здоровья населения в учреждения здравоохранения, периоды его работы в должностях врача-отоларинголога заведующего отоларингологическим отделением в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г. за вычетом периода нахождения в отпусках без сохранения содержания с 11 по 22 июня 2000 г. (11 дней), 3 января 2002 г. (1 день), с 2 по 12 июля 2002 г. (11 дней с 1 по 18 июля 2003 г. (18 дней), с 29 по 30 июня 2004 г. (2 дня), с 1 по 16 июля 2004 г. (16 дней), с 5 до 20 июля (16 дней), с 4 по 7 июля (4 дня с 11 по 22 сентября 2006 г. (12 дней), с 18 по 21 сентября 2007 г. (4 дня в 2009 году - 11 дней, в 2010 году - 7 дней, в 2012 году - 18 дней в 2013 году - 10 дней, в 2014 году - 4 дня, период прохождения военной службы с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в льготном исчислении (как один месяц за три месяца), период работы в должности медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишинева с 17 декабря 1979 г. по 30 июля 1982 г. в льготном исчислении (как один год за один год и шесть месяцев).

На УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга возложена обязанность назначить Бабию А.И. досрочную страховую пенсию по старости с 25 мая 2015 г.

В остальной части в удовлетворении исковых требований Бабию А.И. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 августа 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Начальник УПФР в Приморском районе г. Санкт-Петербурга Куницина М.В. обратилась в Верховый Суд Российской Федерации

с кассационной жалобой, в которой поставила вопрос о передаче жалобы

с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены

принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 27 декабря 2016 г дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 15 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явился надлежаще извещенный о времени и месте рассмотрения дела представитель УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга, от которого поступило ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителя ответчика Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося представителя УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы поступившие в электронном виде письменные возражения на нее представителя истца Грудского А.Я., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению частично, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований Бабия А.И. о включении в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» периода его работы в должности врача отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача отоларинголога в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г по 1 декабря 2014 г., возложения на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт Петербурга обязанности исчислить период прохождения Бабием А.И. военной службы с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в льготном исчислении (как один месяц за три месяца), а также в части возложения на ответчика обязанности назначить Бабию А.И. досрочную страховую пенсию по старости с 25 мая 2015 г.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что лечебную деятельность по охране здоровья населения Бабий А.И. осуществляет с 17 декабря 1979 г.

Согласно данным трудовой книжки Бабия А.И. и справке Публичного медико-санитарного учреждения Институт скорой медицинской помощи Республики Молдова (ранее - Больница скорой помощи г. Кишенева) от 1 июля 2015 г. Бабий А.И. был принят на работу в Больницу скорой помощи г. Кишенева на должность медицинского брата реанимационного отделения 17 декабря 1979 г. и уволен с занимаемой должности 30 июля 1982 г.

1 августа 1982 г. Бабий А.И. был зачислен на должность врача-интерна по отоларингологии в Городскую больницу г. , где проработал до 1 августа 1983 г.

В период с 5 января 1984 г. по 2 января 1985 г. Бабий А.И. работал врачом-отоларингологом Детской больницы г. , откуда был уволен в связи с призывом на действительную военную службу.

Военную службу Бабий А.И. проходил в Вооруженных Силах СССР с 17 января 1985 г. по 17 января 1987 г. в медицинском составе, в период с 22 мая по 28 ноября 1986 г. - на территории Демократической Республики Афганистан в качестве врача мотоманевренной группы, имеет право на льготы установленные постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. № 59-27 «О льготах военнослужащим, рабочим и служащим, находящимся в составе ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям».

С 16 апреля по 28 декабря 1987 г. Бабий А.И. осуществлял трудовую деятельность в должности лор-врача шестой поликлиники Городской клинической больницы г. Кишенева, откуда был уволен в связи с поступлением в аспирантуру.

В период со 2 января 1992 г. по 31 декабря 1997 г. Бабий А.И. работал в должности врача-отоларинголога клиники на 0,5 ставки в Ленинградском институте усовершенствования врачей - Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Как следует из справок от 2 июля 2015 г. № 01-151 и 23 октября 2015 г. № 01-5/289, выданных Санкт-Петербургским государственным бюджетным учреждением здравоохранения «Городская поликлиника № », Бабий А.И.

1 декабря 1997 г. был принят в Государственное учреждение здравоохранения «Территориальное медицинское объединение № Василеостровского района на должность врача-отоларинголога внешним совместителем на 0,5 оклада с указанной должности уволен 12 марта 2007 г.

Судом также установлено, что 3 января 1998 г. Бабий А.И. был принят на работу в ОАО «Поликлинический комплекс» (с 31 декабря 2004 г. -

ЗАО «Поликлинический комплекс») на должность врача-отоларинголога В этой должности он проработал до 30 июня 1998 г. по основному месту работы, с 1 июля 1998 г. по 30 июня 2001 г., с 1 июля 2001 г.

по 31 декабря 2004 г., с 1 января 2005 г. работал в должности врача- отоларинголога в отоларингологическом кабинете, 1 мая 2007 г. был переведен на должность заведующего отоларингологическим кабинетом врачом-отоларингологом, 1 октября 2011 г. переведен на должность врача отоларинголога, в которой работает по настоящее время.

По данным справки ЗАО «Поликлинический комплекс» от 13 июля 2015 г. № 421 Бабий А.И. до 1 декабря 2014 г. работал на полную ставку полный рабочий день, полную рабочую неделю, с 1 декабря 2014 г он переведен на 0,75 ставки. До перевода на 0,75 ставки за период работы ему предоставлялись отпуска без сохранения заработной платы: в 2009 году - 11 дней, в 2010 году - 7 дней, в 2012 году - 18 дней, в 2013 году - 10 дней в 2014 году-4 дня.

В уточняющей справке ЗАО «Поликлинический комплекс» от 3 марта 2016 г. № 220 указано, что Бабий А.И. находился в отпусках без сохранения заработной платы с 11 по 22 июня 2000 г. (11 дней), 3 января 2002 г. (1 день со 2 по 12 июля 2002 г. (11 дней), с 1 по 18 июля 2003 г. (18 дней с 29 по 30 июня 2004 г. (2 дня), с 1 по 16 июля 2004 г. (16 дней), с 5 по 20 июля 2005 г. (16 дней), с 4 по 7 июля 2006 г. (4 дня), с 11 по 22 сентября 2006 г. (12 дней), с 18 по 21 сентября 2007 г. (4 дня).

Согласно справке от 18 мая 2015 г. № 193, выданной ООО «Международная клиника МЕОЕМ», 15 декабря 2004 г. Бабий А.И. был принят в медицинский отдел этой клиники на должность врача-отоларинголога (по совместительству), 1 декабря 2005 г. он был переведен в отделение отоларингологии, 1 октября 2010 г. - в Центр детской ЛОР-эндовидеохирургии а 1 января 2011 г. - в отделение отоларингологии с сохранением прежней должности. 13 апреля 2012 г. трудовой договор с Бабием А.И. был расторгнут по инициативе работника.

На основании приказа о приеме на работу от 2 декабря 2014 г. № 203/2 Бабий А.И. был принят по совместительству на должность врача отоларинголога в ЗАО «Медицинский центр РАМИ».

25 мая 2015 г. Бабий А.И. обратился в УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга с заявлением о назначении ему досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждения здравоохранения не менее 30 лет в городах).

Решением УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга от 10 ноября 2015 г. № 382468 Бабию А.И. отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях в связи с отсутствием 30-летнего стажа лечебной и иной деятельности в учреждениях здравоохранения.

В специальный стаж Бабия А.И. пенсионный орган включил периоды его работы с 17 декабря 1979 г. по 30 июля 1982 г. в календарном исчислении (2 года 7 месяцев 14 дней) в должности медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишенева, с 1 августа 1982 г. по 1 августа 1983 г. (1 год 1 день) в должности врача-отоларинголога в Городской больнице г. , с 5 января 1984 г. по 2 января 1985 . (11 месяцев 28 дней) в должности врача ЛОР-отделения Детской больницы г. Бельцы с 16 апреля по 28 декабря 1987 г. (8 месяцев 13 дней) в должности ЛОР-врача шестой поликлиники Городской клинической больницы г. Кишинева со 2 января по 29 июля 1992 г. (6 месяцев 28 дней), с 1 по 20 сентября 1992 г. (20 дней), с 6 октября 1992 г. по 14 августа 1993 г. (10 месяцев 9 дней), с 30 августа 1993 г. по 13 августа 1994 г. (11 месяцев 14 дней с 28 августа 1994 г. по 12 августа 1995 г. (11 месяцев 15 дней), с 1 сентября 1995 г. по 10 августа 1996 г. (11 месяцев 10 дней), с 31 августа 1996 г по 7 января 1997 г. (4 месяца 7 дней), со 2 августа по 31 декабря 1997 г. (5 месяцев) в должности врача-отоларинголога клинки на 0,5 ставки в Ленинградском институте усовершенствования врачей Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования Министерства здравоохранения Российской Федерации, с 1 января 1998 г. по 12 августа 1999 г. (1 год 7 месяцев 12 дней), с 4 сентября по 31 октября 1999 г. (1 месяц 28 дней) в должности врача-отоларинголога внешним совместителем на 0,5 оклада Поликлинического отделения № Государственного учреждения здравоохранения «Территориальное медицинское объединение Василеостровского района», период военной службы по призыву в Вооруженных Силах СССР с 17 января 1985 г. по 17 января 1987 г., включая период службы в Демократической Республике Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г., в календарном исчислении (2 года).

Таким образом, учтенный пенсионным органом специальный медицинский стаж Бабия А.И. на момент его обращения с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости составил 14 лет 2 месяца 19 дней.

В специальный стаж Бабия А.И., дающий право на назначение досрочной страховой пенсии по старости в связи с лечебной деятельностью пенсионным органом со ссылкой на положения пункта 4 Правил утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, не были включены периоды работы Бабия А.И с 1 ноября 1999 г. по 13 июня 2000 г. (7 месяцев 13 дней), с 1 сентября 2000 г. по 16 мая 2002 г. (1 год 8 месяцев 16 дней), с 1 по 2 июня 2002 г. (2 дня), с 4 июля 2002 г. по 9 мая 2005 г. (2 года 10 месяцев 5 дней с 25 мая 2005 г. по 12 марта 2007 г. (1 год 10 месяцев 17 дней в должности врача-оториноларинголога внешним совместителем на 0,5 оклада поликлинического отделения № 4 Государственного учреждения здравоохранения «Территориальное медицинское объединение № 1 Василеостровского района».

Также в специальный стаж Бабия А.И. не были включены периоды его работы с 3 января по 30 июня 1998 г. (5 месяцев 28 дней), с 1 июля 1998 г. по 31 декабря 2001 г. (3 года 6 месяцев), с 12 февраля по 31 декабря 2002 г. (10 месяцев 20 дней), с 19 января по 31 декабря 2003 г. (11 месяцев 13 дней с 19 января по 31 декабря 2004 г. (11 месяцев 13 дней), с 13 января по 31 декабря 2005 г. (11 месяцев 19 дней), с 17 января 2006 г. по 31 декабря 2006 г. (11 месяцев 15 дней), с 5 января по 31 декабря 2007 г. (11 месяцев 27 дней), с 4 января по 31 декабря 2008 г. (11 месяцев 28 дней), с 12 января 2009 г. по 17 января 2010 г. (1 год 6 дней), с 23 января по 28 ноября 2010 г. (10 месяцев 6 дней), с 1 декабря 2010 г. по 10 июня 2012 г. (1 год 6 месяцев 10 дней), с 15 по 24 июня 2012 г. (10 дней), с 29 июня по 30 сентября 2012 г. (3 месяца 2 дня), с 12 октября 2012 г. по 29 мая 2013 г. (7 месяцев 18 дней), с 5 июня по 6 октября 2013 г. (4 месяца 2 дня), с 11 октября 2013 г. по 28 сентября 2014 г. (11 месяцев 18 дней), с 3 октября 2014 г. по 25 мая 2015 г. (7 месяцев 23 дня) в должностях врача отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс» (с 31 декабря 2004 г ЗАО «Поликлинический комплекс»), так как указанное учреждение не поименовано в Номенклатуре учреждений здравоохранения, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 3 ноября 1999 г. № 395, Правилах, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066 (применяемых к периодам трудовой деятельности, имевшим место до 1 ноября 1999 г в Правилах и Списках, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, и по своей организационно-правовой форме не является учреждением здравоохранения.

По аналогичным основаниям пенсионный орган не засчитал Бабию А.И. в специальный медицинский стаж и периоды его работы в ООО «Международная клиники МЕОЕМ» с 24 декабря 2004 г. по 30 сентября 2006 г. (1 год 9 месяцев 8 дней) в должности врача-отоларинголога структурного подразделения «Медицинский отдел», с 1 октября 2006 г по 22 ноября 2007 г. (1 год 1 месяц 22 дня) в должности врача-отоларинголога структурного подразделения «Отделение патологии головы и шеи», с 23 ноября 2007 г. по 28 февраля 2009 г. (1 год 3 месяца 8 дней) в должности врача отоларинголога структурного подразделения «Медицинский департамент а также периоды со 2 декабря 2014 г. по 31 марта 2015 г. (3 месяца 29 дней с 18 апреля 2015 г. по 25 мая 2015 г. (1 месяц 7 дней) в должности врача отоларинголога по совместительству на 0,25 ставки в многопрофильной поликлинике ЗАО «Медицинский центр РАМИ».

Период работы Бабия А.И. с 1 марта 2009 г. по 13 апреля 2012 г. (3 года

1 месяц 13 дней) в должности врача-отоларинголога поликлиники ООО «Международная клиника МЕОЕМ» на 0,25 ставки пенсионный орган исключил из специального стажа на основании пункта 4 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. №781.

Кроме этого, в специальный стаж Бабия А.И. пенсионным органом не были включены периоды его отпусков без сохранения заработной платы с 30 июля по 31 августа 1992 г. (1 месяц 2 дня), с 21 сентября по 5 октября

1992 г. (15 дней), с 15 по 29 августа 1993 г. (15 дней), с 14 по 27 августа 1994 г. (14 дней), с 13 по 31 августа 1995 г. (19 дней), с 11 по 30 августа 1996 г. (20 дней), с 8 января по 1 августа 1997 г. (6 месяцев 24 дня), с 13 августа по 3 сентября 1999 г. (21 день), с 14 июня по 31 августа 2000 г. (2 месяца 17 дней), с 1 января по 11 февраля 2002 г. (1 месяц 11 дней), с 17 по 31 мая 2002 г. (14 дней), с 3 июня по 3 июля 2002 г. (1 месяц), с 1 по 18 января 2003 г. (18 дней), с 1 по 18 января 2004 г. (18 дней), с 1 по 12 января 2005 г. (12 дней с 10 по 24 мая 2005 г. (15 дней), с 1 по 16 января 2006 г. (16 дней с 1 по 4 января 2007 г. (4 дня), с 1 по 3 января 2008 г. (3 дня), с 1 по 11 января 2009 г. (11 дней), с 18 по 22 января 2010 г. (5 дней), с 29 по 30 ноября 2010 г. (2 дня), с 11 по 14 июня 2012 г. (4 дня), с 25 по 28 июня 2012 г. (4 дня с 1 по 11 октября 2012 г. (11 дней), с 30 мая по 4 июня 2013 г. (6 дней), с 7 по 10 октября 2013 г. (4 дня), с 29 сентября по 2 октября 2014 г. (4 дня), с 1 по 17 апреля 2015 г. (17 дней), а также период его обучения в очной аспирантуре с 30 декабря 1987 г. по 28 декабря 1991 г. (3 года 11 месяцев 28 дней).

Суд исследовал представленные в материалы дела устав арендного учреждения «Поликлиника № », утвержденный собранием трудового коллектива поликлиники № Главного управления здравоохранения исполкома Ленсовета 4 октября 1990 г., устав правопреемника прав и обязанностей арендного учреждения «Поликлиника № » - акционерного общества открытого типа «Поликлинический комплекс», утвержденный решением собрания учредителей 26 мая 1993 г., последующие редакции устава ОАО «Поликлинический комплекс» (с 2004 г. - ЗАО «Поликлинический комплекс») от 1996 г., от 2002 г., от 2004 г., от 2012 г., от 2015 г.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Бабия А.И о включении в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» периодов его работы в должностях врача-отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением врача-отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г по 1 декабря 2014 г. за вычетом отпусков без сохранения заработной платы, суд исходил из того, что при изменении организационно-правовой формы ранее существовавшего арендного учреждения «Поликлиника № » на акционерное общество «Поликлинический комплекс» был сохранен прежний характер профессиональной деятельности работников, а термин «учреждение здравоохранения» должен толковаться расширительно и применяться ко всем субъектам здравоохранения, целью деятельности которых является лечебная и иная работа по охране здоровья населения. Вследствие данного суждения руководствуясь Списком должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии

с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях

в Российской Федерации», утвержденным постановлением Правительства

Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, суд пришел к выводу

о тождественности занимаемой истцом должности врача-отоларинголога в акционерном обществе «Поликлинический комплекс» должностям врача отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача отоларинголога, занимаемым в поликлиниках всех наименований, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости по условиям пункта 9 названного списка, а также Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464, и Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066.

Удовлетворяя требования истца о включении в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости периода прохождения им военной службы в составе Вооруженных Сил СССР на территории Демократической Республики Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г в льготном исчислении как один месяц службы за три месяца, суд сослался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации изложенную в постановлении от 29 января 2004 г. № 2-П, а также на подпункт «а» пункта 1 постановления Центрального комитета КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. № 59-27 «О льготах военнослужащим рабочим, служащим, находящимся в составе ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям».

Кроме этого, учитывая, что между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова 10 февраля 1995 г заключено соглашение о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения (ратифицировано Федеральным законом от 23 ноября 1995 г. № 173-ФЗ), которым предусмотрено пенсионное обеспечение граждан по законодательству государства, на территории которого они проживают, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что период работы Бабия А.И с 17 декабря 1979 г. по 30 июля 1982 г. в должности медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишенева подлежит включению в специальный стаж в льготном исчислении (как один год работы за один год и шесть месяцев) на основании абзаца второго пункта 2 постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет» как среднему медицинскому персоналу отделений реанимации.

Отказывая Бабию А.И. в удовлетворении исковых требований в части включения в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» периода его работы с 1 декабря 2014 г. по 25 мая 2015 г. в ОАО «Поликлинический комплекс» на 0,75 ставки и в АО «Медицинский центр РАМИ» на 0,25 ставки, суд первой инстанции исходил из того, что АО «Медицинский центр РАМИ» по своей организационно-правовой форме является коммерческой организацией созданной для извлечения прибыли, которая не может быть отнесена к учреждениям здравоохранения, поименованным в разделе «Наименование учреждений» Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, а работа истца в ОАО «Поликлинический комплекс» с 1 декабря 2014 г. осуществлялась на 0,75 ставки, что также не соответствует правовому регулированию спорных отношений.

Принимая во внимание, что с учетом включения в специальный стаж дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости периодов работы Бабия А.И. в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 30 ноября 2014 г. в календарном исчислении, а также периода его работы в должности медицинского брата реанимационного отделения в Больнице скорой помощи г. Кишинева с 17 декабря 1979 г. по 30 июля 1982 г и периода прохождения службы в составе Вооруженных Сил ССР на территории Демократической Республики Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в льготном исчислении, продолжительность специального стажа Бабия А.И. на момент подачи им заявления о досрочном назначении страховой пенсии по старости составила более 30 лет, суд пришел к выводу о наличии оснований для возложения на ответчика обязанности назначить истцу досрочную страховую пенсию по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях с даты его обращения в УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга то есть с 25 мая 2015 г.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав на то, что изменение организационно-правовой формы и наименования существовавшего арендного учреждения «Поликлиника № » на ОАО «Поликлинический комплекс», а затем на ЗАО «Поликлинический комплекс», в которых истец работал с 3 января 1993 г. по 1 декабря 2014 г., носило объективный характер и не зависело от воли истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения исковых требований Бабия А.И. о включении в его специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение страховой

пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности по охране здоровья населения, периода его работы с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г. в должностях врача-отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога в ОАО «Поликлинический комплекс о возложении на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности исчислить период прохождения Бабием А.И. военной службы с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в составе Вооруженных Сил СССР на территории Демократической Республики Афганистан в льготном исчислении - как один месяц службы за три месяца, в также в части возложения на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности назначить Бабию А.И. досрочную страховую пенсию в связи с осуществлением лечебной деятельности по охране здоровья населения с 25 мая 2015 г. основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» (далее также Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ), вступившим в силу с 1 января 2015 г.

По общему правилу право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Порядок и условия сохранения права на досрочное назначение страховой пенсии определены статьей 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ.

Устанавливая правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда (в данном случае речь идет о лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения). При этом также учитываются различия в характере работы и функциональных обязанностях работающих лиц.

В соответствии со статьей 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ основанием для досрочного назначения страховой пенсии по старости лицам, имеющим право на такую пенсию, является работа определенной продолжительности в опасных, вредных, тяжелых и иных неблагоприятных условиях труда.

Согласно указанной норме закона одним из условий установления страховой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста является наличие стажа, дающего право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, установленной законом продолжительности.

Пунктом 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ предусмотрено, что страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 названного закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ установлено, что списки соответствующих работ, производств, профессий должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с частью 1 данной статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу этого федерального закона, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, при условии признания указанных периодов в соответствии с законодательством, действовавшим в период выполнения данной работы (деятельности), дающей право на досрочное назначение пенсии (часть 3 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу названного федерального закона, могут исчисляться с применением правил, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности) (часть 4 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ).

В целях реализации положений статей 30 и 31 указанного закона Правительством Российской Федерации принято постановление от 16 июля 2014 г. № 665 «О списках работ, производств, профессий, должностей специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочной пенсионное обеспечение».

В соответствии с подпунктом «н» пункта 1 данного постановления при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, применяются:

список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской

Федерации», утвержденный постановлением Правительства Российской

Федерации от 29 октября 2002 г. № 781 «О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»;

Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066 «Об утверждении Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, и Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения», - для учета соответствующей деятельности, имевшей место в период с 1 ноября 1999 г. по 31 декабря 2001 г. включительно;

Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет утвержденный постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 «Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет», с применением положений абзацев четвертого и пятого пункта 2 указанного постановления - для учета соответствующей деятельности имевшей место в период с 1 января 1992 г. по 31 октября 1999 г. включительно;

Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет (приложение к постановлению Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 г. № 1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства»), - для учета периодов соответствующей деятельности, имевшей место до 1 января

1992 г.

Из приведенных нормативных положений следует, что право на досрочное назначение страховой пенсии по старости имеют лица непосредственно осуществлявшие в том числе в городах не менее 30 лет лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, предусмотренных соответствующими списками учреждений организаций и должностей, работа в которых дает право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Однако суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела по иску Бабия А.И. о проверке законности решения пенсионного органа об отказе в назначении ему досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона

от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» положения указанных норм закона, устанавливающих возможность назначения такой пенсии только тем лицам, которые осуществляли лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, предусмотренных соответствующими списками учреждений, организаций и должностей, не учли не применили к спорным отношениям закон, подлежащий применению и вследствие этого не установили обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, а именно: стаж работы Бабия А.И в учреждениях здравоохранения, предусмотренных соответствующими списками, и наличие в связи с этим оснований для назначения досрочной страховой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Удовлетворяя требования Бабия А.И. о включении в специальный стаж дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 29 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, периода его работы с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г. в должностях врача-отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением врача-отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс», суды не приняли во внимание, что в Списке профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464 и подлежащим применению к периоду трудовой деятельности Бабия А.И. с 1 января 1992 г. по 31 октября 1999 г., было предусмотрено право на пенсию за выслугу лет врачам и среднему медицинскому персоналу независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Между тем такое наименование учреждений, как открытое акционерное общество и закрытое акционерное общество, осуществляющее медицинскую деятельность, в приведенном нормативном правовом акте не указано.

Согласно пункту 1 Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. и подлежащих применению к периоду трудовой деятельности Бабия А.И. с 1 ноября 1999 г. по 31 декабря 2001 г в выслугу для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения засчитывается выполняемая в течение полного рабочего дня работа в соответствующих должностях врачей и среднего медицинского персонала в учреждениях, предусмотренных Списком должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденным постановлением Правительства Российской

Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066, а также в клиниках и больницах

высших медицинских образовательных учреждений, Военно-медицинской

академии, военно-медицинских институтов и медицинских научных

организаций, в центральной консультационно-диагностической поликлинике Военно-медицинской академии, медико-санитарных частых, медицинских частях, амбулаториях, лазаретах, поликлиниках, поликлинических отделениях, кабинетах (рентгеновских подвижных и стоматологических подвижных), группах специализированной медицинской помощи (военного округа, флота), санитарно-эпидемиологических лабораториях, санитарно контрольных пунктах, медицинских ротах, врачебных здравпунктах фельдшерских здравпунктах и фельдшерско-акушерских пунктах, медицинских пунктах, являющихся структурными подразделениями государственных и муниципальных учреждений (организаций, федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, воинских частей, военно-учебных заведений независимо от ведомственной подчиненности.

В Списке должностей, работа в которых засчитывается в выслугу дающую право на пенсию за выслуг лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066, такое наименование учреждений, как открытое акционерное общество и закрытое акционерное общество, осуществляющие медицинскую деятельность, отсутствует.

Не поименованы такие виды учреждений и в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, который подлежит применению ко всем периодам трудовой деятельности истца.

Включая в специальный стаж Бабия А.И. период его работы в ОАО «Поликлинический комплекс», суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что термин «учреждение здравоохранения» должен трактоваться расширительно и применяться ко всем субъектам здравоохранения, в том числе к коммерческим организациям здравоохранения целью деятельности которых является лечебная и иная работа по охране здоровья населения.

Данный вывод судов не основан на нормах закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2014 г., в том числе на момент возникновения спорных отношений) учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.

21

Согласно пункту 1 статьи 123 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей с 1 сентября 2014 г.) учреждением признается унитарная некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.

В пункте 1 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений было предусмотрено, что акционерным обществом признается общество уставный капитал которого разделен на определенное число акций; участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

Правовое положение акционерного общества и права и обязанности акционеров определяются в соответствии с данным кодексом и законом об акционерных обществах. Особенности правового положения акционерных обществ, созданных путем приватизации государственных и муниципальных предприятий, определяются также законами и иными правовыми актами о приватизации этих предприятий (пункт 3 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 663 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей с 1 сентября 2014 г.) акционерные общества отнесены к коммерческим корпоративным организациям.

Исходя из приведенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации акционерное общество и учреждение имеют разную юридическую природу и создаются для осуществления различных целей.

Пунктом 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии» разъяснено, что при разрешении споров, возникших в связи с включением в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам осуществлявшим педагогическую или лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, периодов работы в организациях, не относящихся по своей организационно-правовой форме к учреждениям, судам следует иметь в виду, что в силу подпунктов 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с педагогической и лечебной деятельностью предоставляется исключительно работникам учреждений. Исходя из пункта 2 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение). При этом форма собственности (государственная муниципальная, частная) учреждений в данном случае правового значения не имеет.

В то же время при изменении организационно-правовой формы учреждений, предусмотренных подпунктами 19 и 20 пункта 1 статьи 27

Федерального закона № 173-ФЗ, в случае сохранения в них прежнего характера профессиональной деятельности работников суд вправе установить тождественность должностей, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, тем должностям, которые установлены после такого изменения (абзац второй пункта 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии»).

Как усматривается из материалов дела, Бабий А.И. с 3 января 1998 г работал в должностях отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс».

Как видно из представленных в материалы дела учредительных документов ЗАО «Поликлинический комплекс», данное общество является правопреемником прав и обязанностей арендного учреждения «Поликлиника № » в пределах, определенных в плане приватизации, а также иных имущественных прав и обязанностей, связанных с имуществом, передаваемым учредителями в уставный капитал общества. В свою очередь, арендное учреждение «Поликлиника № » было создано на основании решения трудового коллектива (протокол общего собрания от 4 октября 1990 г. № 5) с целью удовлетворения потребностей советских и иностранных граждан в высококвалифицированной и специализированной, а также консультативной медицинской помощи. В дальнейшем посредством приватизации данного учреждения было создано акционерное общество открытого типа «Поликлинический комплекс». Впоследствии в связи с приведением Устава общества в соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» была утверждена новая редакция Устава открытого акционерного общества «Поликлинический комплекс В 2004 году в связи с изменением типа акционерного общества с открытого акционерного общества на закрытое акционерное общество была утверждена новая редакция Устава закрытого акционерного общества «Поликлинический комплекс». Новые редакции Устава ЗАО «Поликлинический комплекс утверждались в 2010 и 2012 годах. В 2015 году утверждена редакция Устава закрытого акционерного общества «Поликлинический комплекс».

На осуществление медицинской деятельности по различным видам помощи, включая амбулаторно-поликлиническую помощь ЗАО «Поликлинический комплекс» имеет ряд лицензий.

Согласно Уставу ОАО «Поликлинический комплекс» (в редакции действовавшей на 3 января 1998 г., - дату принятия Бабия А.И. на работу в ОАО «Поликлинический комплекс») к числу основных видов деятельности кроме организации оказания медицинских услуг, отнесены организация и производство медицинских, косметологических и гигиенических товаров а также товаров народного потребления, предметов народного промысла экологически чистых продуктов, строительных материалов и изделий, создание сети медицинских, косметологических, оздоровительных салонов и кабинетов организация торговых точек, ресторанов, кафе, столовых и баров, в том числе с лечебными целями и диетическим питанием, оздоровительные услуги, бытовое и транспортное обслуживание, коммерческо-посредническая деятельность, рекламно-издательская деятельность, оказание научно технических, информационных, маркетинговых, лизинговых, посреднических рекламных, бытовых и других услуг юридическим и физическим лицам.

Аналогичные виды деятельности предусмотрены и Уставом ЗАО «Поликлинический комплекс» в действующей редакции.

Из учредительных документов ОАО «Поликлинический комплекс» (АООТ «Поликлинический комплекс», ЗАО «Поликлинических комплекс следует, что основной деятельностью общества является извлечение прибыли в связи с чем в силу пункта 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации названная организация является коммерческой и, следовательно, не может быть отнесена к учреждению.

Судебными инстанциями не учтено, что, устанавливая в Федеральном законе от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости федеральный законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в конкретной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками обусловленными спецификой и характером труда, в частности с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения.

Таким образом, федеральный законодатель, закрепляя право лиц осуществляющих лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, на досрочное назначение страховой пенсии по старости, учитывает не только специфику их профессиональной деятельности, но и особенности функционирования учреждений здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий и выполнение определенной нагрузки, что само по себе не может рассматриваться как ограничение прав граждан на пенсионное обеспечение (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. № 1920-О).

Приведенные выше обстоятельства судебными инстанциями при разрешении спора учтены не были, а при разрешении исковых требований Бабия А.И. о включении в специальный стаж для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ периода его работы в ОАО «Поликлинический комплекс» допущено расширительное толкование норм, содержащихся в приведенных выше нормативных правовых актах.

Устанавливая тождественность занимаемых Бабием А.И. должностей врача-отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением врача-отоларинголога в ОАО «Поликлинический комплекс» должностям врача отоларинголога, заведующего отоларингологическим отделением - врача- отоларинголога в поликлиниках всех наименований, работа в которых засчитывается в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости по условиям пункта 9 Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденного постановлением Правительства Российской федерации от 29 октября 2002 г. № 781, Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. № 464, Списка должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. № 1066, суд пришел к выводу о том, что при изменении организационно-правовой формы арендного учреждения «Поликлиника как в ОАО «Поликлинический комплекс», так и в ЗАО «Поликлинический комплекс», был сохранен прежний характер профессиональной деятельности работников, а трудовые функции, в том числе Бабия А.И. как врача отоларинголога в ОАО «Поликлинический комплекс», тождественны должностным функциям и обязанностям врача-отоларинголога арендного учреждения «Поликлиника № ».

Однако суд не учел, что Бабий А.И. не состоял в трудовых отношениях

с арендным учреждением «Поликлиника № », а был принял на работу на должность врача-отоларинголога, а впоследствии на должность

заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога

в ОАО «Поликлинический комплекс», не относящегося по своей

организационно-правовой форме к учреждениям здравоохранения.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о тождественности

занимаемой Бабием А.И. должности врача-отоларинголога,

заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога

в ОАО «Поликлинический комплекс» должностям врача-отоларинголога,

заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога

в учреждениях здравоохранения, предусмотренных соответствующими

списками должностей и учреждений, работа в которых дает право

на назначение досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1

статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ, основан на

имеющихся в материалах дела копиях штатных расписаний

ОАО «Поликлинический комплекс» и ЗАО «Поликлинический комплекс» на

2003, 2005, 2007, 2010, 2012 годы и лицензиях на право осуществления

медицинской деятельности по различным ее видам, выданных

ОАО «Поликлинический комплекс».

Вместе с тем судами не принято во внимание^ что медицинская деятельность законом отнесена к видам деятельности, которые подлежат лицензированию (пункт 46 части 1 статьи 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99 «О лицензировании отдельных видов деятельности»), вследствие чего наличие лицензии на осуществление медицинской деятельности само по себе не свидетельствует о тождественности занимаемых Бабием А.И в ОАО «Поликлинический комплекс» должностей должностям в учреждениях здравоохранения. Штатные расписания ОАО «Поликлинический комплекс ЗАО «Поликлинический комплекс» на 2003, 2005, 2007, 2010, 2012 годы также не свидетельствуют о том, что Бабий А.И. в спорный период времени осуществлял трудовую деятельность в учреждениях здравоохранения.

Согласно части 5 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» в случае изменения организационно правовой формы и (или) наименований учреждений (организаций предусмотренных пунктами 1 9 - 2 1 части 1 названной статьи, при сохранении в них прежнего характера профессиональной деятельности тождественность профессиональной деятельности, выполняемой после изменения организационно-правовой формы и (или) наименования соответствующего учреждения (организации), профессиональной деятельности, выполнявшейся до такого изменения, устанавливается в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2014 г. № 869 «Об установлении тождественности профессиональной деятельности, выполняемой после изменения организационно-правовой формы и (или) наименования учреждений (организаций), профессиональной деятельности, выполнявшейся до такого изменения, в целях досрочного пенсионного обеспечения по старости» на Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации возложена обязанность устанавливать по представлению федеральных органов исполнительной власти и по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации тождественность профессиональной деятельности, выполняемой после изменения организационно-правовой формы и (или) наименования соответствующего учреждения (организации), профессиональной деятельности выполнявшейся до такого изменения.

В отношении занимаемых Бабием А.И. должностей в ОАО «Поликлинический комплекс» такая тождественность профессиональной деятельности Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации не установлена.

Кроме того, судами не учтены и разъяснения, изложенные в пункте 15

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря

2012 г. № 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией

прав граждан на трудовые пенсии», согласно которым, рассматривая

требования, связанные с порядком подтверждения страхового стажа (в том

числе стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по

старости), судам следует различать периоды, имевшие место до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в систем обязательного пенсионного страхования» и после такой регистрации.

Периоды работы до регистрации гражданина в качестве застрахованного подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными органами (к примеру, архивными). Если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами), а также по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин), не связанным с виной работника, и восстановить их невозможно, то такие периоды работы могут быть установлены на основании показаний двух или более свидетелей. При этом характер работы показаниями свидетелей не подтверждается (пункт 3 статьи 13 Федерального закона № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации) (аналогичное правило предусмотрено в пункте 3 статьи 14 Федерального закона «О страховых пенсиях»).

Периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в силу пункта 2 статьи 13 Федерального закона № 173-ФЗ подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счета застрахованного лица, сформированной на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. № 516 «Об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по

старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых

пенсиях в Российской Федерации» приказом Министерства здравоохранения

и социального развития Российской Федерации от 31 марта 2011 г.

№ 258н утвержден Порядок подтверждения периодов работы, дающей право на

досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в том числе

подтверждения осуществления лечебной и иной деятельности по охране

здоровья населения в учреждениях здравоохранения в городах, сельской

местности и поселках городского типа.

Пунктом 4 названного порядка определено, что в случаях, когда

необходимы данные о характере работы и других факторах (показателях),

определяющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости,

установленные для отдельных видов работ (деятельности), например,

о занятости на подземных работах, о выполнении работ определенным

способом, о работе с вредными веществами определенных классов опасности,

о выполнении работ в определенном месте (местности) или структурном

подразделении, о статусе населенного пункта, о выполнении нормы рабочего

времени (педагогической или учебной нагрузки) и др., для подтверждения

периодов работы принимаются справки, а также иные документы, выдаваемые

работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами. Справки выдаются на основании документов соответствующего периода времени, когда выполнялась работа, из которых можно установить период работы в определенной профессии и должности и (или) на конкретных работах (в условиях), дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что при рассмотрении судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии, характер работы, включаемой в льготном исчислении в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, подтверждается на основании документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в установленном порядке.

Однако в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, выданные в установленном порядке работодателем Бабия А.И. (ОАО «Поликлинический комплекс»), подтверждающие, что Бабий А.И. в спорные периоды, работая врачом-отоларингологом, заведующим отоларингологическим отделением врачом-отоларингологом в ОАО «Поликлинический комплекс», имел право на применение льготного порядка исчисления стажа указанной работы для досрочного назначения страховой пенсии по старости, что судебными инстанциями во внимание принято не было.

Имеющимися в материалах дела данными индивидуального персонифицированного учета не подтверждается льготный характер работы Бабия А.И. в спорный период (т.2 л.д. 109-137).

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о включении в специальный медицинский стаж Бабия А.И периода его работы с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г в ОАО «Поликлинический комплекс» в должностях врача-отоларинголога заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога нельзя признать законным.

Нельзя признать законным и вывод судов первой и апелляционной инстанций о льготном исчислении - как один месяц службы за три месяца периода военной службы Бабия А.И. по призыву в составе Вооруженных Сил СССР на территории Демократической Республики Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г.

Удовлетворяя указанные требования Бабия А.И., судебные инстанции руководствовались положениями подпункта «а» пункта 1 постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1983 г. № 59-27 «О льготах

военнослужащим, рабочим и служащим, находящимся в составе ограниченного

контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям», согласно которому было определено засчитывать

в выслугу лет для назначения пенсии - один месяц службы за три месяца

службы на территории Демократической Республики Афганистан

военнослужащим, прослужившим установленный срок службы в этой стране,

а получившим ранения, контузии, увечья или заболевания - независимо от срока службы, и время непрерывного нахождения в связи с этим на излечении в лечебных учреждениях.

Таким образом, предусмотренное подпунктом «а» пункта 1 названного постановления льготное исчисление периодов военной службы для назначения пенсии за выслугу лет установлено для исчисления выслуги лет военнослужащим, пенсионное обеспечение которых регламентируется положениями Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», вследствие чего данный нормативный акт не подлежит применению при исчислении стажа для назначения досрочной страховой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Выводы судебных инстанций об обратном основаны на неправильном толковании приведенных правовых норм.

Согласно подпункту «г» пункта 1 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 г. № 1397 (действовавшего в период прохождения Бабием А.И. военной службы по призыву в Демократической Республики Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г.), работникам просвещения и здравоохранения в стаж работы по специальности, кроме работы в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет засчитывалась служба в составе Вооруженных Сил СССР.

В силу пункта 4 названного положения время работы, указанной в пунктах 1, 2 и 3 Положения, засчитывалось в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии в соответствии с данным постановлением, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Служба медицинских работников по специальности в составе Вооруженных Сил засчитывалась в стаж работы по специальности независимо от этого условия.

Таким образом, действовавшее в спорный период пенсионное законодательство позволяло включать в специальный стаж лечебной деятельности период службы в Вооруженных Силах СССР. Вместе с тем указанное законодательство не предусматривало возможность льготного исчисления периода военной службы для зачета его в специальный стаж для

назначения пенсий за выслугу лет работникам здравоохранения.

Последующими законодательными актами, направленными на реализацию права граждан, осуществляющих лечебную деятельность, на

досрочное пенсионное обеспечение: Законом Российской Федерации

от 20 ноября 1990 г. № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской

Федерации», Федеральным законом от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ

«О трудовых пенсиях в Российской Федерации», Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» - не предусматривалось и не предусматривается льготное исчисление периодов военной службы по призыву для зачета в стаж работы, дающей право на назначение досрочной трудовой (страховой) пенсии по старости.

Установление же различного порядка зачета военной службы по призыву в выслугу лет и в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости (с учетом законодательства, действовавшего в период выполнения указанных работ в зависимости от того, какого вида пенсия назначается гражданину (пенсия за выслугу лет военнослужащим или досрочная страховая пенсия по старости будучи основанным на объективных критериях, само по себе не может рассматриваться как нарушающее принцип равенства всех перед законом либо как ограничивающее право граждан на пенсионное обеспечение (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 мая 2017 г. № 992-0).

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о возложении на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности включить в специальный стаж Бабия А.И дающий право на досрочное назначение пенсии как лицу, осуществлявшему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, период прохождения им военной службы с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в льготном исчислении (как один месяц службы за три месяца) нельзя признать законным.

С учетом изложенного обжалуемые судебные постановления в части удовлетворения исковых требований Бабия А.И. о включении в специальный стаж работы для назначения досрочной страховой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения периода его работы в должностях врача-отоларинголога заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г о включении в специальный стаж работы в льготном исчислении - как один месяц службы за три месяца - периода военной службы Бабия А.И. по призыву в составе Вооруженных Сил СССР в Демократической Республике Афганистан с 22 мая по 28 ноября 1986 г., а также в части возложения на УПФР в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности назначить Бабию А.И. досрочную страховую пенсию по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ с 25 мая 2015 г.

подлежат отмене, поскольку они приняты в этой части с существенными

нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения этих нарушений невозможны восстановление и защита прав

и законных интересов заявителя.

Поскольку судами при рассмотрении настоящего дела обстоятельства,

имеющие значение для дела, а именно наличие у Бабия А.И. специального

стажа для назначения досрочной страховой пенсии по старости по пункту 20

части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ (в связи

с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения

в учреждениях здравоохранения не менее 30 лет в городах), не установлены, решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения указанных выше исковых требований Бабия А.И. подлежат отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное применить к спорным отношениям нормы права, их регулирующие, толкование которых приведено в настоящем определении, и разрешить спор в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

отменить решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 августа 2016 г. в части возложения на Управление Пенсионного фонда России в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности включить Бабию А И в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии как лицу, осуществляющему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, периоды его работы в должностях врача-отоларинголога заведующего отоларингологическим отделением - врача-отоларинголога в ОАО «Поликлинический комплекс» с 3 января 1998 г. по 1 декабря 2014 г возложения на Управление Пенсионного фонда России в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности исчислить период прохождения Бабием А И военной службы с 22 мая по 28 ноября 1986 г. в льготном исчислении - как один месяц службы за три месяца, а также в части возложения на Управление Пенсионного фонда России в Адмиралтейском районе г. Санкт-Петербурга обязанности назначить Бабию А.И. досрочную страховую пенсию в связи с осуществлением лечебной деятельности по охране здоровья населения с 25 мая 2015 г.

Дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 50 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта