Информация

Решение Верховного суда: Определение N ВАС-17481/12 от 28.02.2013 Высший арбитражный суд, надзор

668_421184

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

о передаче дела в Президиум

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

№ ВАС-17481/12

Москва 28 февраля 2013 г.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Борисовой Е.Е.,

судей: Медведевой А.М., Куликовой В.Б.

рассмотрела заявления Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в городе Санкт Петербурге и Федерального государственного унитарного предприятия «Электронные торги и безопасность» о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.11.2012 по делу № А56-72242/2011 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

по иску региональной общественной организации «Союз композиторов Санкт-Петербурга» (г. Санкт-Петербург) к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др.). государственным имуществом по Санкт-Петербургу (г. Санкт-Петербург о признании сделки недействительной.

Третье лицо – федеральное государственное унитарное предприятие «Электронные торги и безопасность» (г. Санкт-Петербург, далее предприятие)

СУД УСТАНОВИЛ:

региональная общественная организация «Союз композиторов Санкт-Петербурга» (далее – организация) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Санкт-Петербургу (далее – управление о признании недействительным одностороннего отказа управления от исполнения договора о передаче здания в доверительное управление от 25.02.1996 № 00-002871.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.04.2012 в иске отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2012 решение суда первой оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.11.2012 названные судебные акты отменены, иск удовлетворен.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции заявители просят его отменить, указывая на нарушение данным судом норм материального права.

Изучив принятые по делу судебные акты и доводы заявителя коллегия судей приходит к выводу о наличии оснований предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Суды при рассмотрении дела установили, что 25.02.1996 между Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее - КУГИ) и организацией был заключен договор № 00-00287, согласно которому в доверительное управление организации было передано здание, расположенное по адресу: Санкт-Петербург, Большая Морская улица, дом 45. Согласно пункту 1.5 договора срок действия доверительного управления установлен с 05.01.1996 по 05.01.2021.

Переданное по договору доверительного управления здание, являясь объектом культурного наследия федерального значения – дом Демидова П.Н., XVIII в. – Распоряжением Правительства Российской Федерации от 19.05.2009 № 680-р в соответствии с пунктом 2 статьи 63 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» включен в перечень объектов культурного наследия федерального значения, которые до 27 декабря 1991 г. являлись недвижимыми памятниками истории и культуры государственного (общесоюзного и республиканского) значения и в отношении которых должно быть оформлено право собственности Российской Федерации.

В ЕГРП право собственности Российской Федерации зарегистрировано 17.03.2011.

Уведомлением от 21.06.2011 управление сообщило организации о том, что с 17.03.2011 имущество является собственностью Российской Федерации, в связи с чем доходы, полученные в результате доверительного управления объектом по указанному договору необходимо перечислять управлению.

Впоследствии уведомлением от 18.07.2011 управление на основании статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации ( далее Гражданский кодекс) заявило об отказе исполнения договора от 25.02.1996 № 00-002871, сославшись на невозможность организацией являющейся некоммерческой организацией, лично осуществлять доверительное управление имуществом.

Распоряжением управления от 20.10.2011 здание передано в хозяйственное ведение предприятию, о чем в ЕГРП 12.12.2011 внесена соответствующая запись.

Считая односторонний отказ от исполнения договора доверительного управления со стороны учредителя в лице управления незаконным, организация обратилась в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

В обоснование иска организацией было указано о том, что смена собственника здания, соглашаясь в связи с этим с переходом прав и обязанностей учредителя управления и выгодоприобретателя к Российской Федерации, не влечет прекращения заключенного им ранее с КУГИ договора, называемого самим истцом как договором доверительного управления. Однако, по мнению истца, поскольку договор доверительного управления был заключен до вступления в действие главы 53 Гражданского кодекса «Доверительное управление имуществом», а на дату его заключения (25.02.1996) запрета на передачу в доверительное управление имущества некоммерческой организации не существовало отказ от исполнения договора управлением по изложенному выше основанию, не соответствует закону.

Суды первой и апелляционной инстанций не согласились с правовым обоснованием заявленного по делу иска, основывая свой отказ в его удовлетворении ссылкой на положения статьи 8 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ» ( далее Закон о введении в действие части второй ГК РФ). Согласно указанному закону, нормы части второй ГК РФ об основаниях, о последствиях и о порядке расторжения договоров отдельных видов применяются также к договорам, которые продолжают действовать после введения в действие части второй кодекса, независимо от даты их заключения.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, в частности, дату заключения договора и срок его действия, основание прекращения договора учредителем доверительного управления, суды пришли к выводу о действии положений статьи 1024 Гражданского кодекса на спорный договор. С учетом содержания указанной выше статьи 8 Закона о введении в действие части второй ГК РФ, суды не согласились с истцом о том, что договор доверительного управления может быть расторгнут только в порядке и по основаниям, установленным Указом Президента РФ от 24.12.1993 № 2996 «О доверительной собственности (трасте)» ( далее – Указ), в соответствии с которым, по мнению истца, был заключен спорный договор.

Поскольку организация не отвечает требованиям, предъявляемым действующим законодательством к доверительному управляющему, а закон позволяет в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора учредителем управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом, суды признали иск необоснованным.

Суд кассационной инстанции не согласился с изложенной мотивировкой отказа в иске судами первой и апелляционной инстанций.

По мнению суда кассационной инстанции, поскольку до введения в действие части второй Гражданского кодекса порядок предоставления имущества в доверительное управление определялся Указом, спорный договор был заключен в соответствии с его положениями, не предусматривающими запрет на передачу здания в доверительное управление некоммерческой организации. Суд, разрешая вопрос о применении в споре соответствующей нормы права, указал, что после прекращения действия Указа, закон не содержал требование о приведении заключенных до 01.03.1996 договоров положениям части второй Гражданского кодекса. Таким образом, поскольку статья 1015 Гражданского кодекса, определяющая требования к доверительному управляющему не имеет обратной силы, соответственно, не может регулировать спорные правоотношения, и служить основанием для отказа учредителем доверительного управления от договора по основанию, что организация не может исполнять обязанности доверительного управляющего.

Между тем, судом кассационной инстанции не принято во внимание следующее.

Ссылаясь на заключение спорного договора в соответствии с Указом, который был принят в целях совершенствования управления экономикой и содействия институциональным преобразованиям в Российской Федерации, и как следует из пункта 1 Указа, ввел в гражданское законодательство понятие доверительной собственности траст), суд кассационной инстанции не учел особенности применения указанного нормативного акта.

В соответствии с пунктом 2 Указа, правоотношения, связанные с трастом, возникают в результате учреждения траста на основании договора об учреждении траста, заключаемого учредителем траста и доверительным собственником в пользу бенефициария (выгодоприобретателя) траста.

При учреждении траста учредитель передает имущество и имущественные права, принадлежащие ему в силу права собственности, на определенный срок доверительному собственнику, а доверительный собственник обязан осуществлять право собственности на доверенное ему имущество исключительно в интересах бенефициария в соответствии с настоящим Указом, договором об учреждении траста, а также законодательством Российской Федерации ( пункт 3 Указа).

Согласно пункту 17 указа договор об учреждении траста должен быть заключен в письменном виде и нотариально удостоверен.

Определяя требования к участникам договора, названным Указом договором об учреждении траста, а также условия передачи имущества в доверительную собственность, нормативный акт предусматривал, что до вступления в силу нового Гражданского кодекса Российской Федерации передаче в траст подлежат только определенные им объекты. Пункт 21 Указа устанавливал, что в доверительную собственность передаются исключительно пакеты акций акционерных обществ, созданных при приватизации государственных предприятий, закрепленные в федеральной собственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о приватизации. Передача в траст указанных пакетов акций осуществляется в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 4 и пункта 1 статьи 9 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации».

В связи с ведением в действие Указа Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации было принято Информационное письмо 02.03.1994 № ОЩ-7/ОЗ-127, в котором информировалось о введении в гражданское законодательство Российской Федерации нового института доверительной собственности (траст) и особенно обращалось внимание на содержание пунктов 2 и 21 Указа.

Распоряжением Госкомимущества России от 15.02.1994 № 343-р в соответствии с пунктом 22 Указа был утвержден Типовой договор об учреждении траста (доверительной собственности) на пакет акций находящихся в государственной собственности.

Между тем, как следует из содержания спорного договора именуемого как договор о передаче здания в доверительное управление его условия, а также объект, переданный организации в доверительное управление, не соответствуют требованиям Указа, не предусматривающего передачу в доверительную собственность объектов недвижимости.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, спорный договор нельзя признать договором об учреждении траста (доверительной собственности), заключенным в порядке и на основании Указа. В силу изложенного, вывод суда кассационной инстанции об отсутствии запрета на передачу здания в управление некоммерческой организации до введения в действие части второй ГК РФ со ссылкой на Указ, также нельзя признать обоснованной.

Действующая на дату заключения спорного договора статья 117 Гражданского кодекса, определяющая правовой статус общественной организации (объединения), устанавливала, что общественными и религиозными организациями (объединениями) признаются добровольные объединения граждан, в установленном законом порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных или иных нематериальных потребностей. Общественные и религиозные организации являются некоммерческими организациями. Они вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь для достижения целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Между тем согласно условиям спорного договора организация как доверительный управляющий приняла на себя не свойственные ей обязанности по содержанию, эксплуатации и сохранности переданного ему здания, сетей и электроснабжения, совершать связанные с управлением иные действия, в том числе, передавать имущество в аренду третьим лицам, получая за это 20% от поступивших доходов в качестве вознаграждения.

Положения Устава региональной общественной организации «Союз композиторов Санкт-Петербурга», зарегистрированного в установленном законом порядке 15.02.1999, в части раздела «Задачи, цели и предмет деятельности организации» по существу воспроизводят положения статьи 117 Гражданского кодекса, в том числе и в отношении возможности осуществления предпринимательской деятельности в соответствии с действующим законодательством.

Вступившая в действие с 01.03.1996 часть вторая Гражданского кодекса не содержит положений о договоре доверительной собственности трасте), регулируя в главе 53 кодекса отношения по доверительному управлению имуществом.

Условия спорного договора по своему содержанию соответствуют положениям отдельных статей главы 53 Гражданского кодекса, в частности, относительно прав и обязанностей его участников распределения доходов, ответственности сторон и прекращения действия договора.

Однако Гражданским кодексом было установлено, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия ( статья 1015 Гражданского кодекса). Договор доверительного управления имуществом прекращается, в том числе, в связи с отказом доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом ( абзац 5 пункта 1 статьи 1024 Гражданского кодекса).

Законом о введении в действие части второй ГК РФ в статье 4 было указано о том, что впредь до приведения законов и иных правовых актов действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью второй Кодекса законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке предусмотренных законодательством Российской Федерации применяются постольку, поскольку они не противоречат части второй Кодекса.

Статьей 8 Закона о введении в действие части второй ГК РФ было также указано о том, что обязательные для сторон договора нормы части второй Кодекса об основаниях, о последствиях и о порядке расторжения договоров отдельных видов применяются также к договорам, которые

продолжают действовать после введения в действие части второй Кодекса,

независимо от даты их заключения.

Из положений приведенного закона, по мнению коллегии судей,

следует, что нормы главы 53 части второй Гражданского кодекса,

регулирующие основания и порядок расторжения договоров

доверительного управления, подлежали применению к спорному договору

в связи с возникновением при его исполнении оснований для

прекращения возникшего обязательства.

В силу изложенного, вывод судов первой и апелляционной

инстанций о том, что ответчик имел право на прекращение договора,

заключенного до вступления в действие второй части ГК РФ по

основаниям и в порядке, предусмотренном статьей 1024 кодекса в связи с

несоответствием организации требованиям статьи 1015 кодекса,

находящейся во взаимосвязи с этой статьей, является обоснованным.

При таких обстоятельствах оспариваемое постановление суда

кассационной инстанций нарушает единообразие в толковании и

применении арбитражными судами норм права, что согласно статье 304

Арбитражного процессуального кодекса является основанием для

передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской

Федерации.

На основании вышеизложенного, руководствуясь положениями

статьей 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛ:

1. Передать дело № А56-72242/2011 Арбитражного суда города Санкт Петербурга и Ленинградской области в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.11.2012.

2. Лицам, участвующим в деле, предоставить в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в срок до 01.04.2013г. отзыв на заявление.

Председательствующий ______________ Е.Е.Борисова

судья

Судья ______________ В.Б.Куликова

Судья ______________ А.М.Медведева

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 1024 ГК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта